?

Log in

No account? Create an account
Это и есть самый-пресамый верхний-преверхний пост в моей норе жж-ешке.
Так что, вытирайте ноги, или лапы, или что там у кого есть тут, читая, что здесь написано.

Дисклаймер 1: все в этом блоге ИМХО, кроме перепостов. Перепосты на совести авторов, тут только  отражение сочетания их и моей совести.
Дисклаймер 2: хвост предъявить не могу. Иначе придется предъявить и все остальное, а это едва ли будет способствовать вашему психическому здоровью.
Дисклаймер 3:
Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.
DIXI.

О себе: по меркам людей мне лет 150-200, у нас, богинь, другие временные интервалы. Не комплексуйте.
В данном конкретном случае я обитаю в теле 32-летней самки человека, с офигенной попой фигурой, рыжей гривой длинных волос и умными серыми глазами.

Два высших образования и Google делают мой кругозор практически неисчерпаемым. Я могу аргументированно спорить на любые темы, но предпочитаю не давить интеллектом. Маскировка, а вы как хотели?

Как и у любой человеческой самки девушки, у меня есть привычки и слабости.
Вкратце вотъ:
Сл. №1 много-много хорошей вкусной еды. И да, я не толстею, волчий метаболизм не дает, думаю продавать патенты в будущем на него.
Сл. №2 много-много мягкого теплого сна. Это не обязательно, но желательно хотя бы раз в неделю.
Сл. №3 люблю готовить, пасти, кормить и угощать. Это без комментариев.

Прошу уважать эти маленькие слабости, раз уж вы тут.

А так, добро пожаловать. Но не говорите потом, что вас не предупреждали. Волчица порой выглядывает, и тогда.... )
Эй, куда же вы???
Это доставил pyrcus, от которого никогда не знаешь, чего ожидать. )

До, во время и после "саперави"

А давай, как будто, лето.
Будто солнце в волосах.
Будто море, вдруг осело
Горькой солью на губах.

А давай, как будто, ночью
Напевают нам сверчки.
И в костре тихонько тлеют,
Но не гаснут, угольки.

А давай, как будто, тапки,
Шорты, майки и вино.
Будто будущие беды -
Позабытое кино.


По слухам, автор он сам.
Ну что могу сказать... Браво!

Волчица и новая осень

Осенние дымы костров,
Струясь, тревожат обонянье,
Не согревая милый кров,
Не приближая предсказанья.

Осенняя тоска полей,
Как перед боем сигарета,
Горчит. Скорее бы, скорей,
Январский бой, и будет лето.

Осенние закаты дней
Быстры, как гаснущие спички,
На рельсах отблески огней
Ушедшей лета электрички.

В нем каждый что-то упустил,
Перенеся на новый случай,
В ней каждый что-то отпустил
В надежде обрести получше,

Но в среднем множится поток
Забытого с багажных полок,
И в среднем каждый одинок,
Встречая резкий залп двустволок.

Зима и осень - два ствола,
С времен последнего завета.
Лежат на краешке стола,
Собою приглашая в лето.


Вот это подарочек мне занесли к новому году оццы-командиры из верховного вигвама! Теперь у меня будет замполит, нет, даже два замполита. Нам положено! Представьте. То ни одного, а то вдруг сразу два. О таком и не мечталось - это ж сколько прикола и утренних расстрелов придет, вы только подумайте.

Они наконец-то будут солдатам вместо меня, грешной, вбивать в головы идеи из доктрин нашего великого вождя. А я буду кивать и слушать, слушать и кивать. Да, мол, все так, ребятушки. Слушайте, зайчики, деда мазая. Они и меня будут перевоспитывать, искореняя во мне все мое мрачное немцефильство, шпитцрутены и головные уборы,схожие по форме с. Сказать, что я их жду в нашем цирке это ничего не сказать. Я их буду лобзать у ворот в полный рост, крестя веткой оливы. Пусть только придут. Я уж их не упущу.

А про ром это я верно подметила, надо его выпить, пока новая идеалогия мне на горло не положила свои нежные холодные руки.

Волчица и время года

Ну все, чкаловские перешли на ушанки, стало быть, дело к зиме и пора менять шапку блога. Но странное чувство я испытала сегодня в автобусе, когда чкаловские капитаны спорили серьезно о том, как и сколько лететь до Токио и где придется дозаправляться.

Пока меня не было, вы тут что, с японцами все горшки побили, а я и не знала? Почему не доложили? Что, к новому году будем в Синдзюку водку пить? Спросить капитанов детально мне помешала гордыня - вдруг все уже знают, а я, как дура, проспала? Просмотрела новости, вроде тишь да гладь, да божья благодать, так, пара пожарчиков и две дуры упали с четвертого этажа, делая селфи.

Уфф, ну значит их интерес был чисто академический. Типа доедет то колесо до Киева, аль нет? Тьху, опять политика... Лучше выпить кофе). Доброго утра!
Вернулись мы это с ваших свадьб бесконечных, кофэ попили. И вотки...
Вышли мы вчера с задачи по развертыванию-свертыванию, набрав 95 из ста возможных, лучший показатель по нашему виду деятельности в округе. Уложились почти во все нормативы, без массовых залетов и особых замечаний. Отработали слаженно, чего от новичков обычно не ждешь, но хочешь верить. Как всегда, после таких мероприятий я сутки сплю, потом сутки дома. Вот сейчас как раз пошли сутки дома, ага. Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо всем, кто развлекал меня постами и комментариями, делая поход не таким уж и нудным. Отдельное спасибо поручику bambr1 за знакомство с материалами группы Unfair Advantage. Призадумалась иметь их библиотеку у себя на работе, уже написала им письмецо. От себя же рекомендую к прочтению и конспектированию.

Вот люблю это время, когда валяешься в кровати, и впереди день, и он заслужен и желанен. И дел много, и делать их хочется, и все вписано в график. И еще час можно с перерывами на кофе не делать совершенно ни хрена. Вот такой дуализм, и так хорошо, и эдак.

Приняла решение о том, что... впрочем, оставим небольшую интригу на следующие записи, а пока еще полчаса валяния!


В дни моей фронтовой юности, которая плавно вышла из безоблачного босоногого детства, я была неусидчивым и беспокойным ребенком. Но уже тогда предельно хозяйственным, в чем-то даже слишком. Я тащила в дом все, что плохо лежало на окрестных помойках. Кстати, раньше помойки были по интересам. Никто в здравом уме не полезет в бачки овощного магазина, но мы с друзьями периодически шмонали контейнеры завода "Глобус", управления желдортранса и еще какого-то министерства почти в самом нашем дворе. О, там были такие трофеи... Раз мы вытащили фанерный ящичек, полный дивных простых карандашей, проложенных папиросной бумагой и мама даже испугалась, не грабанули ли мы с моими лихими друзьями магазин канцтоваров. Потом у железнодорожников выудили титанический подшипник, шириной сантиметров двадцать пять и в диаметре почти с локоть. Пока тащили, все взмокли, право слово, но этот артефакт смотрел весь двор. И мы на нем катались, сколотив трайк из неструганых досок. Но то, что изменило меня, мы нашли совершенно случайно. Сухим сентябрем во дворе министерства уженепомнючего работники сдавали макулатуру. Собрали гигантскую кучу, но машина не пришла . И все плюнули, и пошли обедать и тут мы налетели. Я сделала тогда восемь рейсов, клянусь, не меньше. Четыре года журнала "Охота и охотничье хозяйство" (замечу в скобках, каждая обложка рисовалась вручную, фотожопа не было, как и цветные вкладки по разделке, например, зайца) на толстой бумаге, плюс четыре года "Зарубежного Военного обозрения, вообще не листаного, кто-то получал и клал в стол.

Бабушка проснулась, когда прихожая была почти полна. И сказала, что наверное пока хватит, милая, а то надорвешься. Я послушалась. А с тех пор во дворе меня видели только по знаковым событиям. Я не просто читала журналы, я владела огромным богатством! Даже папа брал у меня почитать ЗВО, а я у него брала изрядно потертую перепечатку улитки на склоне. О времена, когда это все имело цену, а простите, израильтяне звались не иначе, как израильская военщина и приспешники американского империализма. Я как-то не заметила, как ушел этот термин, израильская военщина, но пора ему вернуться, кмк.

Из охотничьих журналов я узнала способы зарядки патронов и методы установки силков. Составы варов для смазывания обуви на походе и варианты раскладки костра. Рецепты ухи и готовки дичи вызывали у меня просто бешеный голод!)). А еще там были выкройки варежек из разных шкурок. И фото бобров в природе. Зарубежное же военное обозрение я читала пацанам на лавке, состав авианосных групп и флотов, показывала силуэты самолетов вероятного противника (F104, тандерчифы и прочие дельта даггеры с третьими миражами). Мы их чертили на песке, помню.

Знаете, может, время такое было тогда, но мы росли примерно в одном поле ягоды и даже из помоек доставали знания, развлечения и, как теперь говорят, тимбилдинг. Сейчас это все за деньги и наше помоечное детство многим кажется неуместным зашкваром. Но оно было, и было много счастья, и штаны порванные зашивали, кто умел, тем, кто не умел, лишь бы матери не злились и не лишали нас часов совместного гульбища. Потом я переехала из бабушкиного двора в новостройку, там маме дали просто так квартиру двушку. И мать наотрез отказалась тащить мои журналы в новый дом. Тогда вступился дед, выделил полку в шкафу и бережно по годам все сложил, и еще долго, навещая их, читала им охотничьм байки.

Зачем я пишу все это, вам и так есть, чем заняться, я уверена. Просто мелькнула эта израильская военщина на экране и все вот таким комом вспомнилось. Как прошел день?
Я сегодня для всего начальства пребываю в состоянии "где-то тут она, или, кажется, убыла куда-то туда только что." То есть найти меня смогут лишь с собаками, да и то я почую их раньше, чем они меня. Питомцев остался на задачах по перегрузке бк и прочем хозяйстве, а я в густом утреннем тумане миновала спящую охрану полигона и ушла. Западные полигоны это дубравы, реки, долгие овраги, полные желтой рябины, песчаные косогоры, заросшие сосняком и крошечными березками. Не бойтесь, если начнется война или проверка (которая уже была вчера), я вернусь и возглавлю. А пока я иду в тумане туда, куда мне очень хочется. Я иду в свое детство. Это очень забавно, совпадение запахов и звуков из дааавно забытого угла шкатулки опыта. И то, как косые лучи солнцы режут туман вместе с небольшой рекой, которую я сейчас переплыву. Почерневшие мостки, покрытые крупной росой, словно доски от палубы пиратской бригантины, я обхожу стороной. Не хочу нарушать гармонию капель. Не хочу оставлять следов. Песчаный берег покато уходит в туман и там чуть слышно журчит темная вода. Связав одежду в узел, как и тогда, далеко-далеко во времени, я погружаюсь в прохладную уже воду и гребу тихо одной рукой. Течение водоворотами закручивается у ключицы, почти беззвучно, но ощутимо. Река небольшая, на другом ее берегу двухметровые тростники . Я выхожу на берег там, где недавно нос чьей-то лодки продавил в них клин до самой почти земли. Жду, пока стечет вода, идя в тумане по шершавым березовым и дубовым листьям. Ветра практически нет, все запахи и звуки мгновенны и каждый на своем месте. Упал желудь и звук его остался в месте падения, вырос масленок и пахнет он только над собой. Я не чувствую холода, ведь в детстве практически всегда тепло. Но все же одеваюсь, не люблю, когда руки на походе заняты.

Детство полно запретов, порой справедливых, порой унизительных. Сейчас этих запретов нет, можно сунуть свою дурную голову куда захочешь, отвечать самой. И мама не узнает), аххахаа. А тогда было страшно, а вдруг узнает, что я переплывала эту "реку" и боже мой, доходила лесом аж до самой старой железнодорожной ветки, а там через карьер пробиралась к старым грушевым садам и там, о смерть комсомолки, поедала колхозные груши немытыми прямо с дерева.

Кажется, у Пелевина это называется помпейский поцелуй. Первая ступень обретения счастья. Заполняешь пустоты, оставшиеся от желаний детства, подобно тому, как археологи заполняют гипсом пустоты от истлевших тел жителей Помпей и получают их статуи. Правда, Пелевин советует начинать не с груш, а с эроса, но там у меня такие провалы, что гипса не хватит)). Так что с груш проще. Дички в этих местах много, отчего-то дикие груши обожают опушки дубрав. Накидав груш в подсумок для сброса, я иду дальше, или, вернее, глубже. Глубоко в детстве в лесу стояло старое бетонное здание с массивным глухим цоколем и вторым этажем с выбитыми окнами. Цоколь был залит водой и там было дивное эхо. Здание уходило в откос холма, и если верить старожилам, было когда то насосной станцией, бравшей воду из реки. Но никаких труб, идущих от здания к реке, не было, возможно, они шли под землей...

Я спускаюсь в цоколь с первого этажа, дождавшись, когда лучи солнца пробиются сквозь крестовины рам на его пол. Вода на пятой ступени двойного пролета. От моих шагов идут легкие волны и где-то далеко в глубине затопленного цоколя я слышу спустя секунд сорок тонкий перезвон лабораторного стекла. Мне хочется знать, что там, это даже сильнее страха. Фонарь был только у деда, а квадратная батарейка та и вообще отдельно хранимый артефакт. Поэтому надо было ждать, пока солнце не пройдет зенит и не склонится чуть в другую сторону. Тогда его лучи проникнут вглубь цоколя метров на десять... Я лопала груши, бродя по первому этажу среди сломанных стульев, гор плесневелых папок и разбитых этажерок. Над лесом была жара, пели птицы, а тут была мягкая ватная тишина и прохлада. Время тянулось вишневым варом, мне и в голову не приходило, что меня будут искать...

Тогда я не выдержала. Не дождалась. Потому что где-то часа три ожидания спустя я услышала, как позвякивает стекло на волнах от чьих то осторожных шагов из глубины затопленного цоколя. Так быстро я никогда дотоле не бегала, форсировала реку сходу в одежде, а дома сказала, что навернулась с мостков. Сейчас я иду в полной уверенности, что это здание в семи сотнях миль на запад, на территории белгородской области. У меня отличный фонарь, запасные аккумуляторы к нему и нет детских страхов.

Но где-то на самом краю сознания я все еще слышу тонкий перезвон лабораторного стекла, качающегося на черной глади воды в бетонном цоколе. И я иду на этот звук из далеких пластов времени, чтобы избыть свой страх, залить его гипсом, увидеть его лицо.
Как я проведу осень.
Осень я проведу, готовя наши и без того готовые амбары к зиме. Сокращенная учебная программа мною вытянута почти в полноразмерную, потому как то, что нам пихнули сверху, напоминает сушеный хрен моржа, который эскимосские шаманы используют в качестве барабанных палочек. Тонкая неприглядная жесткая вещь сомнительной пользы. За выходные мы с Питомцевым переписали план-график и сегодня скинем его на лысину руководства. Оно тоже должно страдать.

Учения по развертыванию мы не успели провести летом из-за всяких показух, устроенных прочими родами войск, все полигоны были заняты, как гнезда радетельными несушками. Поэтому, мы их проведем в ноябре, я уже предвижу этот геморрой и снега по смоленской дороге. Будет весело.

Традиционный праздник вина из слив умэ (осенний, кстати, праздник) вчера закончился массовыми обнимашками и мы распугали всю поселковую гопоту криками банзай, пока шли к автобусной остановке. Шесть литров умэсю, хорошего, чойевского, плюс казан тушеных ребрышек в сезонных овощах сделали нас непобедимыми.

Но летчики все еще в летних фуражках, стало быть, тут все еще лето, друзья, и мы идем с опережением графика, аххааа!

Так же вместе с осенью в нашем мегаулье поднимает голову ересь, будьте бдительны. Ну вот, к примеру:



Так что держите прометиум под давлением, а палец на предохранительной скобе. Мррр.
И снова осень, и Арбат, и дождь,
Он все такой же неизменный,
И снова восемь-пятьдесят, умножь
На нашем уголке вселенной
И раздели на два по сто своей
Наметаной недрогнувшей рукою,
И голову назад закинув, пей,
Граненый слиток южного покоя,

Что вызывает в глубине тепло
Осколками разбившегося лета.
Простое расставания ремесло
Я постигаю, стоит ли об этом
Грустить и думать, глядя в небеса,
Засвеченные радужным неоном?
Чужих надежд сплошная полоса
И время года, ставшее законом,

И теплая бумага папирос,
на искры расходящийся пергамент
На пасмурном ветру среди берез.
Я постамент, а может быть фундамент,
В людском потоке, стоя поперек,
В своем летящем черном макинтоше.
Меня сентябрь, уходя, предрёк
Моим друзьям, так стоит ли о прошлом?



Крымские наброски завершить невозможно без возвращения, а так же я слабо коснулась успехов нашей отчественной государственной и частной винокуренной промышленности. А их есть, и не мало. Исправляю и то, и другое. Настроение возвращения это особое такое чувство, когда вынужденно перекручиваешь себя на стандартную резьбу дом работа быт и тебя это с одной стороны греет, а с другой печалит. Сплошное противоречие, и вот это трение вызывает кучу эмоций. Я сотни раз возвращалась из разных мест, и это всегда так. Я боюсь потерять это чувство, серьезно.

Теперь об успехах. Массандра неожиданно стала лить марсалу и, о чудо, малагу! Видимо, их сортовая база пополнилась виноградом Шабаш, и хорошими терпкими Пино. Марсала с приятной такой кислинкой недозрелой вишни и явственным послевкусием персиковой косточки, чуть обжареной. В закуске практически не нуждается, но если очень хочется, то возьмите мелких желтых слив. Пошло на ура. Малагу же я не дала откупорить и привезла с собой, буду тут разлагаться и вызывать ваше слюноотделение.

В золотой балке пришлось с нашими корзинками в очереди стоять, пока шустрые балочные девки пробивали через долбанный егаис три ящичка коньяку (они теперь ставят коньяк, да) и три ящичка игристого. Из всего магазина мы были самыми скромными. Народ пер коробками, как не в себя. Балка закорешилась с мелкими частниками и ставит их продукт (видимо и разливает) у себя. Это дает приличный веер тихих вин, до которых так охочи тимберсексуалы и стареющие матроны при дочерях на выданье. Пробовать что то дороже 900 меня прессанула жаба,а народ брал и порто из краснокаменки, и еще какие то кисляки редкого сорта. Простите, не шмогла.

Новый свет из сюрпризов преподнес очередную илитку по 11000 за флакон ужасно круто выдержаное шампанское номерного разлива и хранения. Эта серия належивалась отдельно от проходняка в редких условиях и по заявления авторов купаж являет собой нечно. Я не доросла еще, видимо, поэтому интерес мой был чисто потрогать.

Коктебель развил серию трехлеток коньяков, сделал выбор посуды от литра и до сувенирки. Коктебель выпустил на рынок полусухое и полусладкое тихое вино с ценой до 300 ру, забив дыру, оставшуюся в сердцах многих после монастырской избы и прочего такого винишка. Охлаждай, пей, балдей, не надо думать. Коктебель по прежнему остается центром крымского алкоголизма самого широкого спектра - от илитарно-мизинчико-отставленного, до аскетично-взъерошенного дополуденного всмятку. Так держать!

Крым вообще стал приподнимать тему столовых вин, как бы говоря нам всем, что бокал вина перед трапезой это совсем не зашквар, а очень даже польза. Подтверждаю, пищеварение налаживается и не так скучно есть!

Мрррч!

Profile

spy
spicy_holo
spicy_holo

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com