spicy_holo (spicy_holo) wrote,
spicy_holo
spicy_holo

Волчица и Хомячковое.

Во время празднования (ну у кого как, простите) 23 февраля, нами, офицЫерами нашей и соседней воинских частей, то есть кладовщиками и безмозглыми отбитыми штурманами, были обсосаны многие волнующие вопросы современности. Понятное дело, мы были одеты в сакральные ватники с трафаретными звездами и номерками на грудях, пили vodka, ели sel`iodka и куда уж без бронебалалайки калибра 12,7мм в камуфляже "дубок". То есть, все по уму организовали на свежем воздухе, от чего пилось и елось много и приятно.

Речь Волчицы перед офицерами В/Ч ***/*** и ***/*** по случаю подпольного празднования 23 февраля.

AndrewDivoffImage4

     Мы прекрасно понимаем, кто мы и в какой стране мы живем. Нами правит кровавый тиран и деспот, а мы, его верные глупые шавки, готовы выпускать кишки из любого свободолюбиваго вольнодумца, будь то убеленный сединами ветеран, беременная по восьмому разу женщчина или даже пионер Сёма Веников, 15 лет отроду. За это нам платят немалые деньги и вообще одаривают всяко преференциями, хотя, кроме vodka, нам ничего этого не надо. Культурный мир официера в нашем засранске сводится к шпили-вили с младшими по званию и к чтению устава или первоисточников на грядущий полупьяный сон. Официер считает дни, когда придет приказ и можно будет пить вотку не по часам и регламенту, а когда захочет его усталая душа. (сладострастные вздохи и ахи)

     Мы пришли к выводу, что вся наша никчемная жизнь и унылая фронтовая юность никому не падали накуй, а то, что мы делаем изо дня в день - бессмысленно, убого, и порой даже и преступно. Из рожаемых в муках матерями детей-цветочков, надежды и опоры старости, гордости жизни, мы делаем корявые орудия убийства себе подобных (на этих словах капитан ДШБ Слава взял себя ладонью за лицо и с хрустом сдавил его), безыдейных собак, которых всяко унижаем и претесняем, скудно кормим и лелеем пинками в копчик в лучшем случае. Из хрупких восторженных юношей получаются у нас тут моральные злобные уроды, не знающие родства, повинующиеся хлысту командира и его матерным пьяным бессмысленным командам. Одно это уже преступление. (Ыыыы! - провыл кто-то из ДШБ и тут же раздался треск лося).

     Современный офицер, чтоб вы знали, подобен некоему норному животному с мерзким оскалом прокремлевской гниды и повадками ночной гиены. Он всегда зол, вечно голоден и готов круглые сутки спать в своей норе, если только не бомбят над ухом. Мы все такие, отрицать это бессмысленно. Именно поэтому мы сейчас не сидим, пьно пялясь в крахмальную скатерть ресторана "ПушкинЪ" за круглым столиком под канделябрами в брабантских манжетах и с шато лаффит, а, простите мой французский, торчим посреди леса, как хер на палубе, пропахшие дымом, нестиранным бушлатом и дешевым куревом. Когда-то обласканные родиной до блеска, нынче мы у самого ее подножия, как мусор истории, и под нами стучат только крысы, пароходные бичи и кости наших товарищей, таких же волков с кровавыми повадками, как и мы сами. (звон стекла о стекло и булькание vodka)

     Поэтому, публично признавая свою ненужность, убогость и преступность, мы готовы сорвать с себя все наши просоленые тряпки и пойти за Урал, чтобы жрать коренья в тайге и забыть о бренности сущего. Есть только одно "но", что нас держит на плаву. Это епаная память. Не будь ее, мы давно бы уже перевешались на антеннах Куликова, либо автомат в пасть, шептало - на очередь, тренчик накинул и пять шагов от двери. Но память о тех, кто обоссываемый со всех страниц и трибун, унижаемый придурками в папахах и просто купцами или юродивыми, шел вперед потому, что это казалось ему единственно правильным, удерживает нас от полного раздрая. Вот если бы нам отбить рельсой головы до беспамятства, жить нам было бы легче.

     Наш долбанный мир не совершенен даже на 10% и только много vodka примеряет нас реальностью. Обыватель считает нас халявщиками, унылым ограниченным быдлом, которое жрет налоги, не строит дороги и просто в бубен гнет лучших сыновей и дочерей (о да, детка, да!) великого народа. Нашу армию называют концлагерем для неудачников, сборищем болванчиков и болванов разного калибра, которые не могут отличить Бабеля от Бебеля и считают, что Оже-элетронная эмиссия - это трехэтажная французская матершина. Именно поэтому мы здесь и сейчас. Герои пасквилей и плоских шуток. (Слава завыл). Персонажи настрявших в зубах анекдотов и просто военно-полевые сироты.

     Все, что в нас осталось, это наша злость и немного здравого смысла, ополоски чести и какие-то фрагменты общих знаний. Еще немного времени в таком режиме и останется только злость. И вот тогда настанут дни последние, но до этого еще далеко. Хотя уже сейчас мне трудно объяснить вам, почему в детских садах над вашими детьми смеются, когда они говорят - мой папа офицер! Почему вы платите дважды за все - за право жить под своей крышей вы платите кровью и деньгами, а кто-то просто деньгами. Да сотни таких почему. И на них у меня нет ответа.

Короче, давайте посуду, потому как все-таки праздник и не поминки какие-то, а наш, нашего волчьего брата праздник. Редкий, кстати, случай. Кампай!

(общие продолжительные апплодисменты)
Tags: гниение не остановить, дружу тебя, мир, мобильный ЗРК
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments