?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

81137a1302f1

(Трое суток спустя)

Герцогиня:
Ну что, Горацио, явились ли сеньоры те, что соблазнил Василио усердный?
Иль их почтенные отцы, тряся сединами пришли ль на наш порог, не глядя на Вероны климат скверный?

Горацио:
Они почтеньем не спешат делиться...
И хоть понятен ваш простой приказ, я вижу, пока мне хватает глаз - они и не подумали явиться.

Герцогиня: (про себя)
В их ослушаньи - вредная повадка, что душу точит и снедает печень...
Но знайте же, что я не отступлю, покуда в этих землях
Я своего не наведу порядка и тут уж крыть мерзавцам будет нечем.

Горацио:
Не слышу я, стал туговат на ухо...

Герцогиня:
Седлай коней, проверь боекомплект...
Свидетель небо, я не верю слухам.
И если справедливости обет уж даден мною - поздно отступать.

Горацио:
Да, ваша светлость, я велю седлать. ( уходит).

Герцогиня:
Вот пистолет, он свод моих законов, что пишутся латунью желтых гильз
на мраморе вельможных бастионов, в которых мои предки родились...

Он деда моего слуга почтенный, и друг отца, проживший, не предав,
пока недуга сумрачный удав его не свел в могилу раньше пули.
И как бы тот закон не обернули, он будет точен, и решит, кто прав.
Он неподкупен и не знает страха, не то, что стряпчих оголтелый хор,
что, чуя звон сутяжного металла, поет любой как песню приговор...

Идем со мной, мой почерневший пастырь, прошедший
через бурю грозных дней и ждущий смерти, не молясь о ней.
(Убирает пистолет в кобуру на поясе. Входит Горацио).

Горацио:
Свободен путь и кони бьют копытом, как подобает этим тварям сытым.

Герцогиня:
Готова я, трубите у ворот. Пусть Капулетти знают - суд идет.

(Спустя время в Палаццо Капулетти)

Слуга:
Мне кажется, что трубы золотые играют марш, вы слышите, синьор?

Капулетти:
Не слышу, это вздор... А впрочем, вот стучатся в нашу дверь.
Ступай-ка, паж, кто ломится, проверь.

Герцогиня, входя:
Воистину, ничто на этом свете, хоть десять раз его ты обойди
и вопрошай на каждом перекрестке, не превзойдет учтивость Капулетти...
Которая, хоть зыждется в наперстке и занимает в нем не больше трети...

Капулетти:
О, ваша светлость, если бы прислали вы весточку о том, что в этот час
вы явите нам милость и прощенье, ворота дома я б не запирал,
велел бы страже я удвоить бденье и лучшими шелками выстилал вот этот самый неуютный зал...

Герцогиня:
Не стоит беспокоиться напрасно, довольно было б выполнить указ,
который вашим людям был обьявлен. Поэтому желаю сей же час,
и не минуты лишней не теряя, я видеть тут те главы двух семей,
устами чьими говорила свора у стен моих тому назад двух дней.

Капулетти:
Я говорю за них, и утверждаю, что их позор мою пятнает душу,
как-будто черти топчутся по ней. Они мне с детства, как родные братья
и безучастным в этой быть беде я не могу и взялся отыскать я
им того, кто в праведном суде грехи искупит...

Герцогиня:
О, ваш порыв семейного соседства понятен мне.
Когда б с друзьями детства моего такую же судьба сыграла пьесу,
я все бы испытала, но вот его, виновного, сыскала б.
Полю или лесу с его зверьем останки отдала, чтобы душа мятежная паршивца
не знал бы подлунного тепла...

Горацио:(про себя)
Как хорошо, что я живу, не навлекая
светлейший гнев на голову свою,
не то бы мне ворот не видеть рая...

Герцогиня:
Горацио, скажу, не привирая,
что ты живешь почти уже в раю,
однако моего терпенья чаша идет к концу
и плещется на пол с ее краев нектар,
неблагодарному тебе стекая в ноги...

Горацио:
О, боги...

Герцогиня:
Сей же час должны три благородных дочери семейства
передо мною свой ответ держать.
Покуда солнце сядет мы закончим действо,
и больше я не стану повторять.
Лети стрелой за ними.

Горацио:
Ой! (Убегает)

Герцогиня:
Покуда ожидаем час-другой, синьор, скажите
- чья затея злая, чтоб моего подручного марая,
меня коснуться смрадною рукой?
Устроить смуту в наших мирных землях желает тот,
кто в ссоре скрипку первую ведет...

Капулетти:
Мне прибыль мира слаще бед военных,
но ваша светлость знает наперед:
перед законом все равны на свете,
будь это жены, иль отцы, иль дети.

Герцогиня:
Вот это славный дали вы расклад!
И я спрошу с детей, что за разлад
их грешные отцы поизмышляли...
И чья рука рубить мой хочет сад,
тем самым доставляя мне печали.

Капулетти:
В допросах истина отыщется едва ли…
Но ваше право.

Герцогиня (открывая кобуру)
Слуга мой верный, мне весьма по нраву,
что мне, наследной дож и герцогине Вероны
всей вы все ж не отказали
в частичке права…

Горацио (входя)
Браво, браво…! На пять минут я вышел и глядите,
уже понятно безо всяких слов, кто бессловесный раб,
кто победитель!

Герцогиня (неохотно закрывая кобуру)
А, это ты, учтивый неучтивец,
которого уж если посылать,
то лишь в чертоги смерти, чтобы ее отсрочил ты приход,
на час, на день, а может и на год.
Но ты один?

Горацио:
На то имею несколько причин, но главная из них явилась кстати.
Я пообтерся средь веронской знати и уяснил, что случай наш простой
случается уже в широтах этих не первый раз и даже не шестой.

Традиция такая между ними - раз в пятилетку, девы, соберясь,
устроят меж собою тайный сговор и дож Вероны, чтоб не липла грязь
на имя, на лицо и на погоны, всяк откупался, в суть не разберясь...

Герцогиня:(доставая пистолет)
И знает ли об этом вот эта вот улыбчивая мразь?

Горацио: (доставая второй ствол)
Не только знает, но от раза к разу он покрывает этих юных дев,
как неуч-лекарь бережет заразу, на круп больному вместе с ней присев.

Капулетти:
Досужий чёс завистников и слабых…

Герцогиня:
О дерзкий пёс, забывший, кто он есть и из забавы
решивший руку укусить мою, читай молитву.
Я же подпою тебе стволом вот этим в самой верхней ноте…

Горацио (опуская руку герцогини)
Помилуйте, ведь мы не на охоте!
Я вызвал стражу, дев осмотрит лекарь и вынесет вердикт,
когда и с кем они вступали в пламенные связи.
Что же до этой беспринципной мрази…
его судить не наш убогий труд.

Да вот, за ним уж, кажется, идут!

(Входят отцы семейств)

Отцы Вероны, входя
Позором дружба нынче обратилась,
когда из алчной мира суеты
твоя рука явилась, Капулетти,
и в сеть ее попали наши дети.
Ты учишь их обману с ранних дней,
им потакая в мыслях безрассудных…

Горацио:
Да, это будет очень, очень трудно - вас извинить.

Герцогиня:
Угу, но не тебе о том судить…

Вы все виновны, но одним седины пусть служат,
как письмо об отпущеньи, что на бумаге белой начертал
тот, кто вертИт земную карусель.
Другому ж… наказание моё - изгнать его и в ноль спалить жилье,
чтоб духу не осталость и потомкам осесть не ближе,
чем сто верст отсель.

Отцы Вероны:
Вот милость ваша, ангельское слово,
которое в одном из проявлений
врачует сердце от смертельных ран,
в другом же - как заточенный таран,
ломает днище кораблю сурово…

Мы вам признательны за честь и честный суд и за благое к нам расположенье..

Герцогиня:
Не медлите, прошу, на этот раз, в жизнь претворить мое распоряженье.

Отцы Вероны:
Сей же час!

(занавес)

Добавлю от себя, что история подобная этой, бывала тут и раньше. Кто победнее, наживался на клевете, все под прикрытием участкового, к которому у нас теперь буду претензии в особом порядке прокуратуры - своих когда-то бывших сослуживцев пригласила 15 января на банкет с трюфелями, там и обсудим. А уж данные медосмотра… Ну что сказать, девственницы нынче хорошо если в детских сдах встречаются, ахахахаааа.

Comments

joook
Dec. 29th, 2015 06:25 pm (UTC)
Прекрасны ваши речи, Герцогиня!
spicy_holo
Dec. 29th, 2015 06:30 pm (UTC)
Я старалась, чтобы вы не заскучали), да. Ведь скоро праздник.

Profile

spy
spicy_holo
spicy_holo

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Page Summary

Powered by LiveJournal.com