January 10th, 2014

spy

Волчица и Трудовыебудни

tosho

Перетаскивая шкафы с макулатурой в мой новый кабинет, уронили один на сержанта Васю Пантелеева. Того, который герой сибирских прерий. И, как ни странно, ничего. Вася только чмякнул. Шкаф оказался тяжелым, а Вася твердым. Погнул шкафу бок. Пришлось ему с рядовыми выправлять. Пока выправляли шкаф, кто-то обвесом с подсумками вспорол обои. Заклеила. Налила всем чаю и отпустила. А у самой во рту маковой росинки с утра не было - после Крыма спится хорошо, проспала. Открываю холодильник, а там... Короче, пока меня не было, кто-то сожрал все мои припасы. Разруха полная. Сточили даже прошлогодние галеты, которые были, как кевларовые пластинки. Да-с...

Ну ничего, Волчица всегда найдет выход. Боевая тревога!

[Alarma!]Через двадцать минут группа быстрого реагирования (правда, спящей смены, снимать боевую не стоит)) ) построилась на плацу и получила задачу - совершить семикилометровый марш лесом в направлении села Х, захватить в сельпо по списку харчей и мухой метнуться в расположение. Дорог избегать. Выкладка облегченная. То есть маскхалаты, лопатки саперные малые, рюкзаки-двухдневки по пять кирпичей каждый, фляга с водой НЗ. Я пообещала по банке сгущенки на моську, если проскочат напрямки, через расположение ДШБшников (есть у нас совместная договоренность - мы на них тренируемся, они - на нас). Это сокращает маршрут примерно на 2 км. Времени дала впритык.

Вообще, эта смена - моя гордость, отличные ребята. Огонь. Но и ДШБшники далеко не лохи, могут и тормознуть. Волнуюсь, сижу, как на иголках... Не надо было так, наверное.
И тут звонок из бригады ДШБ. Просят Шефа. Он перекидывает на меня, заглядывая в дверь с выражением интереса на лице. Беру трубку, обреченно вздыхая.

- ЗдорОво, Рыжая! - капитан Слава из ДШБ ревет, как обиженный буйвол - у нас, на территории базы, диверсантов бьют, не твои, часом?
- А, Слава КПСС! Может и мои... Сколько их? - спрашиваю.
- Четверо пока, но было больше (я отправляла десять человек), остальных еще ловим. БорзЫе ребятки, дошли до второго периметра...
- Если в белом, значит мои. Сильно не налегайте там, скажи своим быкам, чтобы не буянили...
- Хер они в белом, в белом бы они не дошли, снега-то с гулькин хер! Они в зеленом, как лесные клопы. Сперва их за стройбат приняли, думали, ребятки попутали дорогу. Смешные такие, с лопатками... Ха-хаххха
- Слава, их было десять. Четыре - это приманка, "смертники". Шестеро чесанули дальше по маршруту. Прошли через вас, как лом через навоз...
- Ах тыж Рыжая! Сукина ты дочь... Ты хоть думаешь, когда приказы отдаешь?! Могла бы предупредить... Ладно, пойду, оттащу своих волкодавов, пока поздно не стало, чао! -  Слава грохнул трубу.

Они вернулись через полтора часа. На маскхалатах ни пятнышка. Одна разбитая губа, одна коленка. И сорок ободранных пальцев. Герои. Через восточное КПП они прошли строем, распевая "У солдата выхо-о-о-дной, пуговицы в ряд!". Начкару предъявили лопатки и кирпичи, сказали что идут "лечить" стену сарая по приказу их командира. Тот велел пропустить. Теперь, наверное, леща выхватит. ))

На территории части они разделились. Четверо пошли к сараю, шестеро рванули к западному КПП, слева от него мы наблюдали проход в колючке - его сами дшб-шники юзают для самоходок. Там они и ускользнули. Мальчишки, которых было четверо, тормознулись об пеший патруль. И понеслось. Если бы не братское соглашение между нашими амбарами - их бы закинули под арест. А так - десять минут паники и боя и все. Основная группа ушла.

Теперь я пью чай с печенками, слушаю рыдания сержанта Васи и все вроде бы налаживается. Горжусь вами, пацаны!
spy

Волчица и Вещие сны.

4539Не знаю, снится ли вам что-нибудь? Мне редко, но почти всегда в HD. Вот давеча, в поезде Севастополь-Москва, уже после границы со Свидомией. Странный такой сон. Осень, август. Я иду к храму Киёмидзу-дера, что в восточном Киото. Церемониальные одежды на мне и катана в левой руке указывают на то, что я сегодня - кайсяку. Я искренне волнуюсь, ладони потеют и я все время убираю за спину свои длинные волосы. На балконе главного храма я вижу со спины человека. Седая голова, темно-бронзовая шея над белым воротом кимоно, широкие плечи. Слева бутылочка сакэ и хризантема в ней.

Из темноты предела появляется настоятель и, призывая меня молчать, тащит за рукав в сторону от балкона.
"Адмирал недавно пришел и просит вас подождать пять минут, Холо-сан" - шепчет он мне на ухо. Я киваю и мы ждем в тени. Гадаю, что за адмирал пригласил меня. Того? Нет. Нахимов? Нет. Мне становится холодно на осеннем ветру, холодно от мыслей о нем.

Человек поворачивает голову и смотрит на бледное осеннее солнце и я понимаю, что это адмирал Колчак. Осунувшийся, загорелый, с седой бородкой. Ему под шестьдесят. Адмирал жестом приглашает меня на балкон, вынимает из бутылочки хризантему и подает мне. Я виЖу руки старика, они уверенны и спокойны. Дар кайсяку.

"Я долго добирался сюда и время все вышло" - проговорил адмирал. "Я позвал вас, потому что то, что я должен сделать, мне незнакомо. И я опасаюсь дрогнуть, хотя, видит бог, это не свойственно мне. К тому же мне будет приятно перед смертью видеть не румынские небритые рожи, а редкой красоты божество. Давайте же приступим!"

Я хочу задать ему столько вопросов, но вижу, что он очень устал. Как военнопленный после долгого побега из лагерей. Я встаю за его левым плечом, с тихим свистом катана покидает ножны.

"Это честь для меня - проводить вас, адмирал..." - шепчу я и вижу его улыбку. Я вижу так же что на нем не кимоно, а белый адмиральский китель без пуговиц. Церемониальным ножом адмирал режет себя вместе с тканью - это тяжело... На втором резе он уже мертв и я точным ударом отрубаю его голову. Но она не падает в камышевую корзину, нет. С улыбкой она летит вниз с балкона. Настоятель тяжело вздохнул где-то в тени и я проснулась.