May 3rd, 2014

open fire

Волчица и Сила духа

0_b98f6_890d245c_orig

Что бы вы думали сегодня произошло?
Да все просто - мои гаврики-сослуживцы стали катать рапортА о переводе из теплого московского тыла в ссаные окопы малоросского приграничья. Из своего клоповника вылез даже космополит и бухарь капитан Соколов и тоже накатал цидулю. Во как сильно беспокоят треугольные дела! Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был.

Солдатики смотрят на меня глазами Обосравшихся енотов и спрашивают - а мы тоже, да? Блять, вот гетьмана мне праздник устроили, заебись-подвинься. Ни раньше, ни позже...
Пришлось покинуть уютный кабинет и вывести своих бойцовых котят на прогулку. Замечено, что хороший маршбросок снимает стресс и регулирует вес. Поймав за бубенцы пробегающего мимо коммандо Соколова пригласила присоединиться. 20 километров до водопоя. Окопаться-отдышаться и бегом назад.

В этот раз я была безжалостна - велела нагрузить даже средства рхбз. Из будки своей показался капеллан-старшина, с интересом глядя на мои мероприятия. И тоже пошел в березку переоделся, такой, тельник нацепил и сапоги свои резанные, беретку. Прямо вот реинкарнация Михаила Ножкина из кинофильма Одиночное плавание, майор блять Шатохин. РПК, говорит, мне дайте, я к нему на заставе привык. Котята при виде орденоносного деда подтянулись и мыслишки свои позабивали в землю. Капитан Соколов хотел было соскочить, но не вышло. Па Бе Жа Ли!

Эх, птица-тройка, кто ж тебя выдумал?! Есть в этом беге и сопении что-то исконно-прекрамное, неизгладимое. А кругом весна, птицы поют, ежи гоняют вовсю. И мы железной лавиной несемся по проселку. Кажется, дай нам сейчас впереди позиции первой бронекавалерийской бригады сша - пройдем, как лом через говно, не сбавляя хода.

Минут через тридцать родные суглинки стали налипать на сапожки, сугрев пошел. Соколов стал филонить. Бегал в кустики отливать. Глазищи красные, рожа серая.... Ну куда тебе в окопы? Куда солдатам умы бередить, если ты не можешь двадцатку с пацанами выбежать? Водка это призвание. Я не осуждаю, просто не люблю записной героизм.

А со старшиной я бы пошла в разведку. В самые глубокие ебеня. Повесил рпк на черную памирскую шею и трусит, как учили, даже не запыхался, травинку жует и еще подстегивает святыми словами отстающих. И такая была сила в этих его словах, что ни один из нас не лег. Прибежали все, даже капитан Соколов.