June 5th, 2014

hw

Волчица и Стоны гагар

"... и гагары тоже стонут,
им, гагарам, не доступно
наслаждение полетом..."
pic

А ведь я знавала этих людей, семейную чету Вишневых. С Запорiжья они. Много лет в Крым летом, как на работу. Маленький автобус, тургруппы, в основном из России, разные маршруты, разные программы. Но последние годы пошли разговоры о "загадочной русской душе", о "гостях", о "растить в себе украинца"... Неприятные в целом разговоры, в которых мне не шибко нравилось принимать участие.

В этом сезоне, как я знаю из некоего форума, у них бизнес не задался. И в Крым пускают, и бусик новый... Просто энное количество дешевой политоты, вызванное недержанием и неумением, вброшенное на этот форум, лично меня отторгло от этой компании. Я увела и друзей. Маленькая, но чувствительная месть "всепрощающей русской души".

Что же теперь вам так не смешно, дорогие мои? Что же не влекут Карпаты, а все Феодосия? А ведь такое было громадье планов...  Вот что бывает, когда кухонные политработники берут верх над простыми бизнесменами в людях. Денег нет, зато горло рабочее стосковалось по крикам обиженных судьбой. Кормушку отобрали проипали. Денег теперь чемодан уже не вывезти... Да похер деньги, они не мои. Мне другое непонятно - стало быть это был бизнес, а не дружба?

Я считала иначе.
spy

Волчица и Снайперское юри.

sketch-1401995686828_20140605231530426

Не помню уже,у кого речь шла о снах в посте, но помню - хлесталась рассказать, что мне такое снилось после просмотра А юри зори здесь тихие. Сегодня писалось мне и вот что получилось.

[добровольно нырнуть в сны Волчицы]
Сухая осока, сухие озера,
Война уже завтра, война уже скоро,
И птицей кричит паровозный гудок -
Однажды отмеряный, кончился срок...

Стенают вагоны, стирая реборды,
Судьбы измерение в метрах погонных,
Ты плачешь, винтовку сжимая в чехле,
Ты знаешь, твой счетчик уже на нуле.

Зарубки на ложе, зарубки на сердце,
Зарубки на каждой из прожитых терций,
Усталые плечи, усталые губы,
Усталое солнце клонилось на убыль...

Своими слезами смываю устало,
Все то, что с тобою еще не настало,
И гарь паровозная тушью дешевой
Устало стекает по форменке новой.

Мы вместе, пускай не надолго, но все же,
Мое одиночество снова поможет,
Как раньше, сберечь наши лучшие чувства...
Красиво уйти - непростое искусство.

Целую изгибы плечей и ключицы,
Изящные крылья неведомой птицы.
Ты стонешь и я понимаю - задела...
На правом предплечье синяк от настрела.

Мы в сущности - дети, глазами - старухи,
А вместе с винтовками - черствые суки,
И только друг другу рыдая на плечи,
Мы любим - и так нам становится легче.

Глаза отвыкают от нитей прицелов,
И руки цевье выпускают несмело,
Сплетаются пальцы, не знавшие ласки,
И в угол летят запыленные каски

Бинты с зачерствевшими каплями крови,
И капает пот сквозь сожженые брови
И кожа соленая кажется слаще,
Ты дышишь рывками, ты дышишь все чаще...

А к фронту идут и идут эшелоны,
Меняются лица, одежды, погоны...
Меняется мир за дощатыми стенами,
Меняется кровь, что несется по венам.

Меняется все, только это нетленно,
Гранитно, железно, кроваво, вселенно...
Желанно и горько, прекрасно до дури...
Жалеть и любить в этом снайперском юри.