September 11th, 2014

spy

Влчц и Солнце в бокале

Продолжаю.
Это крейсерское юри вам посылает массандровская "Мадера" урожая 2004 года. Хороший год был, как сейчас помню... Жаркое лето, сосновые иглы.
Тыньц - желудь от жары лопнул и ударился о жестяную кружку на столе...

Зависаю в шезлонге, не трачу ману,
В граненом стекле мадера и лед.
Я говорю с крейсерами тумана
О тех, кто нас любит, верит и ждет.

Слева леди "Парижской коммуны"
Рукой прикрывает от солнца глаза,
А справа "Новороссийск", такая юная,
В прибое плещется, егоза...

Я подливаю "Коммуне" мадеру,
Она смеется и поднимает тост.
За тех, кто идет до конца и верит,
Несмотря на разбитый горящий мост.

Мадера впивается в нёбо иглою,
Растрескались губы от солнца-огня.
"Коммуна" склоняется надо мною,
И нежно целует в губы меня.

"Новороссийск" подбегает, горя глазами,
Плечей загорелых бархатный мед.
Капли соленые с челки слезами
Роняет в стаканы на тающий лед.

Мы, существа из крови и стали,
В миру беспокойный южных границ...
Мы выпили влаги кингстонной и стали
Одной из истории желтых страниц.


11.09.14 Балаклава