September 16th, 2014

huga

Волчица и Финал лета

Screenshot_2014-09-16-16-31-14_1

Девочки и крейсера линкоры.

Сегодня мы почувствовали осень. Палитра переключилась, цвета и запахи стали иными. К тому же не выспались - "Новороссийск" гуляла вчера допоздна и подцепила мужика, который, проснувшись утром у нас под балконом в пол-седьмого утра, долго звал какую-то Свету. Сквозь сон я спросила "Новороссийск", пришвартовавшуюся к боку "Парижской коммуны" - "тебя Света зовут, да?"

- Неа! - сонно потянулась "Новороссийск" и опять заснула, счастливая. "Парижская коммуна" вздохнула, поднялась с диванчика и пошла варить кофе. С черным шоколадом и морской солью, как умеет только она.

А потом мы пошли на набережную, шелестя платановыми листьями и кустами розмарина. Пряная меланхолия, еще одна вестница осени, толкала нас друг к другу. Забрались на самый край волнореза и... я уже говорила, что прилично танцую вальс?

Накрыло нас осенью, как артобстрелом,
беззвучных разрывов куски-облака
И я в ослепительном кителе белом*
"Парижской коммуны" сжимаю бока.

Кружение па на пустом волнорезе,
Среди мешанины воды и песка.
Мы две героини из фильмов Скорсезе,
Друг к другу прижмемся до боли виска

Взлетает волна, белым кружевом пена.
На плечи сгоревшие падает шаль.
Патрон от любви и патрон от измены,
И рюмка "Столичной", чтоб было не жаль.

На пляже буянит и плещет массовка,
Чужие на празднике между чужих.
Вода заливается в наши кроссовки
На память о море, одном на двоих.

Мы были случайны, мы были незванны
Мы были, мы будем, мы снова нальем!
И я буду снова твоим капитаном,
А ты, как и прежде, моим кораблем.

16/09/14 Симеиз-Ялта


* - примечание "Парижской коммуны": "Никакого кителя не было, просто белая рубаха с рукавами, дяяя!"

- Пришли мне эти стихи на почту - сказала "Парижская коммуна", я на работе покажу, пусть уписают друг друга кипятком. И натурально шмыгнула носом. Ей можно, она учительница младших классов в Симферополе.