April 11th, 2015

open fire

Волчица и Будни поэта



(из цикла "17 Мгновений весны")

Ах, переулочек Настасьинский,
Пролив в скитаниях моих.
Москву давно распили классики,
Как поллитруху на троих.

Кругом таблички и названия,
И все воспели тут до нас.
Как влезть простому дарованию
На этот пафосный Парнас?

Куда ни плюнь - поэт с прозаиком,
Где ни присядь - тут кто-то жил.
И ты идешь, дымя чинариком,
Читая, кто что совершил.

Бывает, просто жил, не парился,
Бывает, горы воротил,
И ведь никто же не пиарился -
Народ сам помнил и любил.

Булгаков выпил Патриаршие,
Про них хоть больше не пиши.
Куда тогда смотрели старшие?
Наверно, в свой стакан "Виши".

Довлатов закусил околицей,
Махнув Солянки и Тверской.
Он не особо хорохорился,
Должно быть, парень был простой.

Пил Окуджава Чистопрудное,
Арбатским часто догонял.
Понятно, детство было трудное,
Да и к тому же - воевал.

О чем писать, раз все исхожено,
И если хочется писать?
Москвы мне капельку положено,
Но невозможно срифмовать.

Третьекольцовая романтика,
И МКАД, который не воспет,
Не стоят брошенного фантика
И десяти неполных лет.

Что будет завтра - нету спойлера,
Кто будет завтра - не узнать.
Растят поэтов, словно бройлеров,
Вот только нет, про что писать.

Где невосхваленные подвиги?
Где поднималы целины?
И вот идут поэты в дворники,
Кому они еще нужны...

Еще идут поэты в киллеры,
Простой романтики ища.
И по ночам читают Шиллера
По-над тарелочкой борща.


11.04.2015