?

Log in

No account? Create an account

September 6th, 2017

IMG_8296

Пантеры в Крыму.
У южных берегов.

Рассказывая о Тарханкуте, я забыла упомянуть об одном важном событии. Оно нашло отражение в стихах, и видимо поэтому я тут о нем умолчала. Однако неполнота картины не давала мне покоя, стало быть, напишу. Под вечер в тот день, когда все напились воды, мы гуляли по берегу, любуясь предзакатной степью и скалами. И так, неспешно гуляя, мы дошли до места, где ныряют в море с почти двадцатиметрового обрыва. Самый дотошный из нас, как я уже знала, боялся высоты, а самая умная просто проводила глазами очередного прыгуна и пожала плечами. Я подошла к самому краю. Внизу переливалась изумрудной волной глубокая чаша и люди казались крошечными вкраплениями. Давайте прыгнем, сказала я, и скинула куртку. Ну уж нет, сказал самый дотошный из нас, отойдя подальше. Сама умная тревожно посмотрела на меня - в самом деле? Ну не знаю, забавно же было бы, сказала я, забирая куртку с земли. Хорошо, давайте прыгнем, сказала самая умная из нас и расстегнула шорты. Ни в коем случае, это сумасшествие, встрял дотошный, оттаскивая ее от обрыва. Армянская девушка изящно освободилась от удержания, вышагнула из шорт, подбежала к краю и прыгнула вниз. Мы смотрели ей вслед. Она же была самая умная, черт! Раздалось громкое бултыххх и она помахала нам рукой. Выбора у нас не оставалось, никто не хотел терять лицо. И когда я летела вниз, в воду, с этой, тогда казавшейся огромной, высоты, все казалось мне ничтожно-мелким, все мои горести, все детские обиды, все неудачи. Это короткое время полета гранью отрезало от меня ненужный, давно отмерший уже пласт, давая волю новому, еще неизвестному. Похожее ощущение испытали и мои друзья, как я узнала позже. Вынырнули из этой воды мы уже слегка не такими, какими разбегались по обрыву, это факт.

Итак мы прибыли снова в Евпаторию, день отмокали в лимане, подправляли колени и осанку. Пили, конечно, попутно отмечая для себя магазины, в которых продавалось паленое вино “под масандру”. Раньше это было в порядке вещей. На один нормальный магазин было три помойки с такими же, или чуть пониже, ценами. Отличить по качеству этикетки можно было в редких случаях, в основном они были оригинальными. Но мы не отравились ни разу, повезло. Когда настало время для новой цели, все, не сговариваясь, указали на южный берег Крыма. Там… кхммм… все же не степь, южнобережное шоссе это сплошные подъемы, сказал самый дотошный из нас, почесывая обгоревший нос. Но все хотели рискнуть. Отлично, сказал самый дотошный из нас. Тогда вернемся в Симферополь и оттуда, через Ангарский перевал, попадем на Южный берег. И мы стали собираться. Ранним утром погрузились в симферопольскую электричку среди рыночного люда с козами и корзинками. Электричка была из старых - с деревянными скамьями, полукруглой мордой и изношенными моторами. С тяжелым воем она набирала скорость, как пикирующий бомбардировщик, и каждое торможение давалось ей с трудом. За окном проплывала соленая степь с редкими колючими кустами серых родственников маслин. Было пять утра - золотое время южных мест, электричка потела от соленого ветра с моря и скрипела на перегоне, как пиратская шхуна. На симферопольском вокзале уже кипела жизнь - валютчики, старушки-риэлторы в очках черепах-тортил и панамах артековках, свежая зелень, запах переспелых груш и креозота.
Отрегулировали велосипеды и тронулись по просыпающемуся городу на выезд к перевалу. С этой стороны Ангарский перевал выглядел игрушечным. Покатые спуски, некрутые подъемы, но дорога… дорога нас убивала. Приходилось то и дело выруливать на полосу, объезжая исполинские, как следы пятки носорога, провалы, подмытые у бордюра. Асфальт этот помнил еще, наверное, встречу большой тройки в Ялте, а то и постарше. Из него лезла щебенка и острыми шипами кусала покрышки. Торможение тут же оборачивалось заносом и было совершенно неэффективным. Обочина… мы старались туда не смотреть. Ее уровень гулял плюс-минус относительно полотна дороги до полуметра. На одном из первых же спусков мы превысили скорость сорок километров в час и в первый раз тормозные колодки ви-брейков стали испаряться с черным дымом. Как-то мы затормозили, скатились на обочину и встали, задумчивые. Запас колодок у нас был, по два комплекта на машину, но на “пантерах” были еще и слабые обода. От перегрева под полосой горелой резины на одном колесе он немного деформировался внутрь, делая торможение еще менее эффективным. Теперь прохождение спусков с поворотом становилось проблемой. Короче, когда мы доехали до ресторана ”Сказка”, колодки надо было менять на всех пантерах. Да и время обеденное настало.

“Сказка” всегда была оазисом на этом пути, прохладный, тенистый и чистый - работники содержали не только ресторан, но и территорию вокруг него в безукоризненном порядке. Посмотрев на нас, официантка принесла вместе с меню ключи от душевой персонала и показала, где она. Эта девушка долго работала в “Сказке”, я встречала ее позднее и всегда говорила ей спасибо. Она, конечно, забыла меня, тысячи гостей в сезон, немудрено. “За что?!” - искренне удивлялась она. И я ей рассказывала. У нее был очень теплый смех, мягкий, как шерсть ангоры. Последние годы она исчезла и я заметила, что мне ее не хватает. Многое постиралось с карты Крыма с тех пор. И мест. И людей. Время.

После перевала спуски удлиннились, серпантин начал закручиваться, делая траверсы вниз, к Алуште. Длинный спуск всегда давал в конце крутой поворот. Скорость набиралась быстро, тормоза горели. Последние километры мы вели машины в поводу, опасаясь, что на одном из загибов дороги тормоза выгорят полностью и тогда стенка. Менять колодки и снова регулировать тормоза сил уже не было, стояла добротная июльская жара и с этой стороны перевала не было ветра. Алушта была покрыта маревом, асфальт дрожал множественными отражениями, глаза уставали. Вот это был фитнес, господа, легкость потом в ногах невероятная просто.

Южный берег встретил нас томной жаркой отдушкой кипарисов и общей синевой неба и моря. На автовокзале города Алушта стоял на солнцепеке перрона одинокий паз-ик, на передней подножке которого сидел колоритный водитель, топлесс, и пил из трехлитровой запотевшей банки бледно-золотистый и явно холодный напиток. Мы сглотнули тягучую слюну и самый дотошный из нас спросил аборигена - что это за дивный напиток, мон шер ами? Это кураж, ответил водитель. Мы почему то думали, что он нам предложит по глоточку, аххахаа, но этого не случилось. Водитель поставил банку позади себя и потянулся, глядя на нас с некоторым убежденным сожалением. Мы прошли мимо и самая умная из нас потянула трепетными ноздрями воздух. Этот придурок пьет вино за рулем, сказала она, а мы не поверили. Потом мы узнали, что такое “кураж” и были удивлены. Кураж это недобродивший до нормы виноматериал, чаще белых десертных сортов, имеющий крепость до 7-8 градусов. Обычно этот материал подлежит утилизации из-за нарушения ТУ при брожении, то есть брак. Но тогда его просто списывали и разливали по своим. Нам довелось его покупать по цене лимонада и пить на вечерних привалах. Дивная вещь, но бьет по голове конкретно. Но и отпускает так же быстро.

Ночь в Алуште мне не запомнилась почти. Мы не заморочились крышей и спали под открытым небом на каких-то деревянных санаторных лежаках. Утром поехали в Ялту. Кажется, это был выходной, потому что машины шли потоком первые полдня, выжигая кислород, которого так не хватало нашим легким. До Ялты мы не добрались - лопнул подшипник задней втулки одной из пантер, если я правильно помню, и мы застряли в Лучистом почти на трое суток.

Наверное, на этом рассказ о самом первом моем самостоятельном появлении в Крыму можно считать исчерпанным и тему закрыть. Подшипник мы так и не нашли, а покупать колесо в сборе сочли ненужной тратой денег. Мы получили то, что хотели в начале пути и даже сверх того. И опыт, и впечатления, и натертые разные места, а уж вина-то сколько напробовали - не пересчитать. Получили опыт работы малой группой, так сказать. Каждый километр дороги, каждый шаг, каждый час в Крыму ясно давал нам понять - место это неисчерпаемо в плане разного рода неизведанных закоулков, под каждым камешком копни и уже история. Оно пронизано временем сверху вниз и по широте горизонта. Оно уникально. Это заставляло нас возвращаться в Крым раз за разом, на велосипедах (тогда пантеры уже сменили новомодные мерида калахари), пешком, в одиночку и группами. И это всегда был разный Крым. И будет ещё.

DIXI.