October 30th, 2017

solar wings

Волчица и электронный расизм



Как хорошо было, когда 8бит игры давали плоскую предисторию без малейших интерактивностей, а? Ведь сказочно ж было, перфекто. Потом игры эволюционировали вместе с платформами и стало больше соплей на кулаке и меньше свободы свободного места на винте. А что творится сейчас, так это форменное мыло из клюквы. Новый вольфенштейн 51 гектар в распаковке. И так много клубничных соплей, что я рыдаю у монитора, глядя сквозь затуманенные очи, чем заканчивает неуловимый Джо Блажковиц. Стоило отпахать столько лет и зим, чтобы прийти вот к этому... Рыдай, Бондарчук-сын, все твои опусы не выжали из меня и миллилитра влаги, а тут пара катсцен и все...

Я смотрю, как быстро тикает вниз, к отметке 50% пошатнувшееся здоровье Блажковица (а оно у него теперь 50% всегда и лишь пинки антибиотиков на десять минут доводят его до 100 а потом снова само вниз) и это напоминает мне нашу систему здравоохранения - здоровых нет нынче, майн герр, есть недообследованные. Друзья, не покупайте эту игру, это квинтэссенция боли и страдания, но красивая, да. Знаете, у них на подводной лодке есть своя свинья, и с ней можно в трудные минуты говорить о жизни и смерти и кормить ее гнилой картошкой. И чесать. А еще эта лодка настолько велика, что там есть свой отсек с живыми наци, и о нём случайно узнали. И конечно зачистили. Вы бы читали те письма, что эти подводники писали, лежа на своих тощих матрасиках в проходах и под механизмами...

Итак, Блажковиц. История глубоко травмированного с детства человека, чей отец был человеком алчным и расово нетерпимым, а мать еврейской дочерью. Избиваемый отцом, он стал сильным, а видя страдания матери, а в ее лице и всего еврейского народа, он стал жестоким и от того слабым. Помыкаемым всеми. Французы, австрияки, негры, англичане, американцы... Блажко, беги сюда! Эй, Блажко, ты должен это провернуть! Йоу, белый брат Блажкович, иди и убей их всех... И знаете что, они заставляли его не просто убивать. Они заставляли его красть золото и за него продавали ему патроны и оружие. И еще они смеялись над ним. И не могли толком запомнить, как же, мать его, правильно произносится его фамилия. К нынешней серии Блажко подошел облученный, лишеннный всего кишечника, с множественными переломами и черепно-мозговыми травмами. И опять он в компании негров, евреев и англичан, которые им помыкают, не глядя на то, что он уже полутруп. Вот от того-то и можно поговорить со свиньей о жизни и смерти, ведь для нее грань между эскалопом и жизнью так же узка, как и для Блажковица. Из этой игры мы узнаем много нового из истории еврейского народа, гениальных изобретателей и первопроходцев науки, которые передали безвоздмездно, то есть, даром, все разработки американскому правительству, а оно сдало их нацистам. И евреев, и разработки. Узнаем, что евреи, опираясь на документы нацистов, стали развивать их программы чисто из любопытства. Узнаем, как сражаются негры, посылая белых на верную смерть, матерясь и жопошничая. И то, что послевоенные наци обожают клубничный милкшейк.
И как пожарные томагавки с хрустом перерубают коленные чашечки.

Многая знания - многая печали. Поэтому я растягиваю удовольствие, позволяя себе полчаса этого клюквенного мыла в сутки, а то привыкание развивается. Настолько расистского пудинга про бремя белого человека я еще не видела в продаже, а ведь это я еще не упомянула наличие ККК в оккупированных американских городках.

Но красиво, да.