?

Log in

No account? Create an account

December 12th, 2017

Wолчица о погоде



Маленький город у океана.
Маленький город - большая рана
Он такой же, как сотни подобных мест.
Нам вцепились в холку Рундштедт и Клейст.

Песок на зубах и песок на пляжах,
Он в нашей крови и в разрывов саже.
И нас смывает волной прилива
Неотвратимо. Неторопливо

Заходят сбоку с протяжным воем,
Над нашим скорбным ненужным строем.
Кто уверял нас, что бог не фраер?
Пять “мессершмиттов” - один “спитфайер”.

А в нем бензина - минут на тридцать.
Он как закуска для этих фрицев.
Он как свеча у святой купели.
Они наелись и улетели.

А тот парнишка в том самолете...
Минуты жизни купил пехоте.
Дымы конвоев печальной лентой.
Мы тянем руки за этой лептой.

Но снова утро. Песок и солнце.
И ветер с моря, разрывов кольца.
И под ногами все тот же пляж.
И в спину цедят нам “bon voyage.”

Те, чья земля сожжена, как сердце,
Кому уже никуда не деться,
Не выпить летнего божоле,
И ни на небе, ни на земле

Не знать пощады, не знать покоя,
Жить на коленях, сражаться стоя,
А мы вцепились в причалы мыса.
Мы убегаем, как-будто крысы.

Они заходят. Хватайте каски.
И вашей крови сгущайте краски.
Чтобы хватило на целый век...
Закрасим слово “позор”, Дюнкерк.



Фильм не смотрела новый, но теперь, наверное, придется. Проснулась, как палками битая, будто и правда всю ночь отступала... фигня какая-то.


На самом-то деле это одно название. Название той чехарды, что у нас началась в преддверии конца года. Это от раза к разу происходит с завидной регулярностью, и когда календарь делается тонким-тонким, все вспоминают о том, что хоть многое и не сделано, а сколько еще предстоит не сделать... В эти дни, как в дни великого потопы, лучше всего занять господствующую высоту и наблюдать с нее все бурления. Давно я усвоила и еще одну вещь - никогда не беги под дождем, промокнешь так же, а лицо потеряешь. Вот я и не бегу, ром разогрела, и с мостика наблюдаю, как мододые носятся туда-сюда в желании наверстать и успеть. Я же честно получу свой нагоняй за недопиленный график, потом отряхнусь от слюней начальства, сброшу сочувствующие взгляды коллег и на новый виток. Совершенство недостижимо, и даже если ты вдруг выполнишь весь свой график, найдется, в чем тебя упрекнуть, не сомневайся. Все эти ассимптотические приближения к идеалу утомительны и суетливы, их стоит избегать.

Поэтому, согревшись кофе, ромом и ватрушками, я смотрю на все это дело сверху, как на стратегию, на Cannon Fodders, очень похоже. И не вмешиваюсь дальше своей орбиты. Зачем? Разве мало мне седины в моем хвосте и так? Поэтому я добавляю еще ром, мысли успокаиваются, и даже грядущий апокалипсис кажется мне чем-то мягким и нестрашным. Вот с места не сойду, так и буду на него глазеть, как на забавную диораму.