March 22nd, 2018

kobayashi

Волчица и свободное время

Когда у меня бывает несколько свободных часов, обычно в конце дежурства, если ничего не происходит, а регламент выполнен, я наливаю стакан и открываю книгу. Желательно еще прилечь, волосы распустить и ослабить давление пуговиц, хотяб двух верхних. Я давно уже отказалась от бумажных книг, вся моя библиотека путешествует со мной в телефоне, кочуя из аппарата в аппарат. На моей полке ровно три книги, одна из которых моя собственная. А в телефоне все, что нужны.

Часто книгу заменяет манга. Люблю наглядные образы, они освежают текст. Хоть злые языки и говорят, что, мол, манга это для людей без фантазии, но я так не думаю. Широта моей фантазии вам давно известна, а подиж ты, мангу люблю. Черная лагуна, остров Электриштейт, Йормунганд, Рыцари Сидонии, Блэйм, Апосимз, Врата, Некий научный рейлган, Голубая сталь арпеджио, Призрак в доспехах, Ведьма Васенька... Все это я ношу в кармашке и время от времени листаю, залипая на часы.

Вот и вчера, пока ехала домой, листала Апосимз Цутому Нихея. Гениальный мангака, каждый лист, как карта Таро. И все думала, что ж это, блять, за название такое - Апосимз, ведь где то слышала... Но память уже не та, что в 17 лет, не сразу вспомнила. Но вспомнила. Политинформацию на борту "Сидонии" в самый разгар второй войны гаун.

- Сколько кораблей покинуло Землю перед ее уничтожением, старший офицер Мидорикава?
- Чуть менее пятиста!
- С каким кораблем у нас был последний сеанс связи?
- Исследовательское судно "Апосимз"!
- Совершенно верно. С тех пор мы одни...

То есть, пока "Сидония" валит гаун, теряя молодое патриотическое мясо на пути к цели, "Апосимз" решил проблемку, поставив гаун себе на службу путем их нехитрой модификации Кодом. Апробации Кода на мирном населении вызвали кукольную болезнь, но кого пугают сопутствующие потери, когда такая тема назрела.. Ай да Цутому, ай да Нихей, ацкая богомышь! Молодец, красиво заплетает.

Кстати, на цветных вкладках манги рыцари сидонии присутствуют рисунки из так называемого путеводителя по Сидонии. От некоторых мест шерсть встает дыбарем, а от многих -
устойчивое дежа вю.