?

Log in

No account? Create an account

April 18th, 2018

Волчица и трещины



Воистину, в нашем транспорте чего только не узнаешь. А как известно - многая знания это многая печали. Еду я такая сейчас к себе в норку поспать часов 30, а сзади через ряд сидит такой неприметный типок, обдергай реальный. Набирает трубку свою и такой начинает переговор.
- Але, здрастуйте. Я насчет трещин звоню вам, да. Мне нужны фотографии... Что? Каких трещин? Как это каких, вы там что, обурели? Мне доложили, что во всех (!) ваших самолетах трещины и мне нужны фотографии. Как это кто!? Я майор Овчинов из управления оперативно-тактической авиации. Да. Я покажу трещины инженерам, они должны принять решение об эксплуатации. (Далее майор перечислил с дюжину бортовых номеров, сука). На том конце записывали.
- Проверьте, не может быть! - крикнул майор, срывая гортань на хриплое карканье.
- Не может быть... как это улетели... с трещинами!? Все!? Чего? Как это нет, что вы несете!? Мне доложили, значит они у вас есть! И летают. С трещинами все. Вы пойдете под трибунал за это. Как они могли улететь в таком состоянии? Ктооо!? Ну так позвони туда, в дивизию, в мариновку, куда они улетели, пусть сфотографируют трещины, как сядут. Уыфффхх...

- Ты у меня сам сядешь, и я вместе с тобой, если не будет трещин. Чтобы к 22:30 все трещины были у меня на рабочем столе. Да.

Майор повесил трубку и стер со лба пот. Ему вроде полегчало, но тут перезвонили. Выяснилось, что до 22:30 никто нигде не сядет, и все идет прахом по су-34, и всех теперь, наверное, расстреляют, потому что трещин не будет. Но так же ему сообщили, что некий Дмитрич делал фото, но давно, и не всех трещин, а только самых больших и глубоких. Прочие это хуйня, майор, а вот эти... эти просто прелесть. Но в электронном виде их нет, однако, есть негативы. Майор воспрял было духом, но тут же поник снова - Дмитрич ушел домой. Но у Дмитрича же есть сотовый! В наш век у всех есть, не может не быть, дайте... Майор дышит на стекло и пишет телефон. Шумно выдыхает и облизывает губы, это тоже слышно.

- Але.. Сергей Дмитрич, это майор Овчинов, по поводу трешин. Что? Я не знаю... Почему в жопе? В самолетах! Я не врач, я военный инженер! Я вам сочувствую, это годы. У меня конструктора просят фото, характер и размеры трещин, чтобы... В вацап? Да, да конечно, шлите! Да, самых больших! Побольше! Как... Улетели, я уже слышал. Но инженеры... да-да, конечно, мне тоже надо... принять. Лекарство. Спасибо, уфффхххх.

Майор растекается по оконному стеклу горячим лбом, и носом, и щекой. Кидает под язык валидол. Становится видно, что годы оставили на нем след и у него седая щетина на висках. Он закрывает глаза. Проходит две минуты и кукует вацап. Потом еще. И еще. И еще. Потом тишина. Одним глазом майор смотрит в телефон и издает хрип умирающего носорога...

Какххххммм они улетели бляяядььь!?