?

Log in

No account? Create an account

August 5th, 2018

Волчица и семь верст

Если город Мирамар в Калифорнии гордо именуют Fightertown, то ту же Рязань, к примеру, можно не менее гордо назвать Backfiretown. Потому что идущий на закате прямо над шоссе Клепики-Рязань бэкфайер со всей распушенной авионикой и выпущенными шасси, весь золотисто-розовый в последних лучах солнца, он есть такой же символ города, как томкэты в Мирамаре. Фото было бы очень красивым, но я просто помахала ему рукой из крышного люка, не стала тормозить. Спешила в город. Но ощущение то самое было, когда Пит Митчел гонит байк вдоль взлетной полосы, ухи за спину завернув. Точь-в-точь оно. Потом уже, пия чай с брусникой, я вспомнила, что авиадартс на тутошних полигонах проходит, и сейчас полный выпендреж у всех причастных. Вертолетчики роями, витязи русские, бэкфайеры, и всякая мелочь вроде дышащих на ладан альбатросов. В городе жара и все стоят на ушах, кто из-за неполитых помидоров, а кто из за пилотов. Мудрые аэродромные старцы проложили стартовый коридор в аккурат над спищими в мареве кварталами московского района, канищева и приокского. Зачем огибать город, сжигая керосин, если можно в пойму Оки выйти напрямки? Так что я наслаждалась общением и звуками работы дальней и не очень авиации. Бэкфайер на наборе высоты это очень круто. В сумерках видны форсажные факелы и рулежные фары, феерия, одним словом. А ехала я в Рязань не прямой дорожкой м5, а через милые сердцу места детства, мещерский край зацепила, да Великое Озеро с Белым, дно коих покрыто сапропелем на многие метры, что говорит о том, что когда-то это было одним большим морем. Мещерские прямо вдоль дороги банчат свежескошенными лисичками, черникой да брусникой, всего нахапала, да намутили пирогов гору, были б нормальные соседи и им бы хватило, а так привезла с собой. Переночевала дома, отведала утренний бланманже с черникой и снова к месту службы, теперь уж по м5, а там ремонта везде, катила не быстро. Знаете, это очень полезно - места детства, в них есть что то такое, что начинаешь ценить именно тогда, когда оно уходит из обихода, как, например пенки от варенья. Раньше фи, пенки, а сейчас ела бы их и ела... Так и этм места - проезжаешь, цепляещь глазом знакомые повороты и названия деревень и тепло так делается внутри, как от этих самых пенок.