?

Log in

No account? Create an account

October 2nd, 2018

И снова осень, и Арбат, и дождь,
Он все такой же неизменный,
И снова восемь-пятьдесят, умножь
На нашем уголке вселенной
И раздели на два по сто своей
Наметаной недрогнувшей рукою,
И голову назад закинув, пей,
Граненый слиток южного покоя,

Что вызывает в глубине тепло
Осколками разбившегося лета.
Простое расставания ремесло
Я постигаю, стоит ли об этом
Грустить и думать, глядя в небеса,
Засвеченные радужным неоном?
Чужих надежд сплошная полоса
И время года, ставшее законом,

И теплая бумага папирос,
на искры расходящийся пергамент
На пасмурном ветру среди берез.
Я постамент, а может быть фундамент,
В людском потоке, стоя поперек,
В своем летящем черном макинтоше.
Меня сентябрь, уходя, предрёк
Моим друзьям, так стоит ли о прошлом?



Крымские наброски завершить невозможно без возвращения, а так же я слабо коснулась успехов нашей отчественной государственной и частной винокуренной промышленности. А их есть, и не мало. Исправляю и то, и другое. Настроение возвращения это особое такое чувство, когда вынужденно перекручиваешь себя на стандартную резьбу дом работа быт и тебя это с одной стороны греет, а с другой печалит. Сплошное противоречие, и вот это трение вызывает кучу эмоций. Я сотни раз возвращалась из разных мест, и это всегда так. Я боюсь потерять это чувство, серьезно.

Теперь об успехах. Массандра неожиданно стала лить марсалу и, о чудо, малагу! Видимо, их сортовая база пополнилась виноградом Шабаш, и хорошими терпкими Пино. Марсала с приятной такой кислинкой недозрелой вишни и явственным послевкусием персиковой косточки, чуть обжареной. В закуске практически не нуждается, но если очень хочется, то возьмите мелких желтых слив. Пошло на ура. Малагу же я не дала откупорить и привезла с собой, буду тут разлагаться и вызывать ваше слюноотделение.

В золотой балке пришлось с нашими корзинками в очереди стоять, пока шустрые балочные девки пробивали через долбанный егаис три ящичка коньяку (они теперь ставят коньяк, да) и три ящичка игристого. Из всего магазина мы были самыми скромными. Народ пер коробками, как не в себя. Балка закорешилась с мелкими частниками и ставит их продукт (видимо и разливает) у себя. Это дает приличный веер тихих вин, до которых так охочи тимберсексуалы и стареющие матроны при дочерях на выданье. Пробовать что то дороже 900 меня прессанула жаба,а народ брал и порто из краснокаменки, и еще какие то кисляки редкого сорта. Простите, не шмогла.

Новый свет из сюрпризов преподнес очередную илитку по 11000 за флакон ужасно круто выдержаное шампанское номерного разлива и хранения. Эта серия належивалась отдельно от проходняка в редких условиях и по заявления авторов купаж являет собой нечно. Я не доросла еще, видимо, поэтому интерес мой был чисто потрогать.

Коктебель развил серию трехлеток коньяков, сделал выбор посуды от литра и до сувенирки. Коктебель выпустил на рынок полусухое и полусладкое тихое вино с ценой до 300 ру, забив дыру, оставшуюся в сердцах многих после монастырской избы и прочего такого винишка. Охлаждай, пей, балдей, не надо думать. Коктебель по прежнему остается центром крымского алкоголизма самого широкого спектра - от илитарно-мизинчико-отставленного, до аскетично-взъерошенного дополуденного всмятку. Так держать!

Крым вообще стал приподнимать тему столовых вин, как бы говоря нам всем, что бокал вина перед трапезой это совсем не зашквар, а очень даже польза. Подтверждаю, пищеварение налаживается и не так скучно есть!

Мрррч!