Category: армия

mi mi mi

Шарлотку солнца кушаю с бочка.

Это и есть самый-пресамый верхний-преверхний пост в моей норе жж-ешке.
Так что, вытирайте ноги, или лапы, или что там у кого есть тут, читая, что здесь написано.

Дисклаймер 1: все в этом блоге ИМХО, кроме перепостов. Перепосты на совести авторов, тут только  отражение сочетания их и моей совести.
Дисклаймер 2: хвост предъявить не могу. Иначе придется предъявить и все остальное, а это едва ли будет способствовать вашему психическому здоровью.
Дисклаймер 3:
Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.
DIXI.

О себе: по меркам людей мне лет 150-200, у нас, богинь, другие временные интервалы. Не комплексуйте.
В данном конкретном случае я обитаю в теле 32-летней самки человека, с офигенной попой фигурой, рыжей гривой длинных волос и умными серыми глазами.

Два высших образования и Google делают мой кругозор практически неисчерпаемым. Я могу аргументированно спорить на любые темы, но предпочитаю не давить интеллектом. Маскировка, а вы как хотели?

Как и у любой человеческой самки девушки, у меня есть привычки и слабости.
Вкратце вотъ:
Сл. №1 много-много хорошей вкусной еды. И да, я не толстею, волчий метаболизм не дает, думаю продавать патенты в будущем на него.
Сл. №2 много-много мягкого теплого сна. Это не обязательно, но желательно хотя бы раз в неделю.
Сл. №3 люблю готовить, пасти, кормить и угощать. Это без комментариев.

Прошу уважать эти маленькие слабости, раз уж вы тут.

А так, добро пожаловать. Но не говорите потом, что вас не предупреждали. Волчица порой выглядывает, и тогда.... )
Эй, куда же вы???
holo_cap

Волчица и состояние Х



Есть минимум два дня в году, когда наша армия внушает страх своему же народу. Как сломаные часы, что дважды в сутки показывают правильное время, честное слово. Это день вдв и день пограничников, прочие рода войск как-то незаметно празднуют свои годовщины. И наверное это хорошо, потому что если бы я отмечала день пехоты так,чтобы от меня менты брезгливо отворачивались, я бы наутро застрелилась. Но есть приказ, наверное, военов не трогать, пущщай себе, лишь бы без крови. И крови действительно нет, блевотина, шлак, ор, пьяный базар, это есть, а крови нет.

На выпускной мы ограничиваем продажу спиртного, чтобы школьники об стекло не порезались ненароком, а тут в парке горького того стекла вперемешку с зелеными околышам наставлено немеряно, и школьники эти там же. И ничего. Гармония. Они же не покупают. Не употребляют (ну, почти). Все в рамках правового поля. А то, что пишется им на подкорку, то наукой не доказато.

Спасибо, конечно, дядям с границы, им выпало трудно и много, и кто я такая, мышь амбарная, чтобы сейчас гордых орлов критиковать, расбухтелась тут, как старая бабка. Но честно... Я бы застрелилась, если бы рядовые и сержантики из патруля мне в след плевали в мой день и говорили шёпотом, отвернувшись - и это пройдет, мол, завтра ей самой стыдно будет, тьху.
huga

Волчица и вынужденный простой

Пока я тут валяюсь за белыми шторками, да набиваю живот казенной кашей, я не то чтобы бездельничаю, наоборот. Я листаю архивы, смотрю, сколько еще не сделано, а сколько еще предстоит не сделать. По всем округам, включая крымский, идут всякие интересные учения, авиадартс, танковые биатлоны, лучшие роты вдв, многоборья спецназа и только в нашем болоте относительная тишина. Скууууукааааа. Клещи, подснежники и деревенские вооруженые алкари с претензиями на охотников. Где-то принимаются в строй новые виды оружия, строятся гипернужные багги чаборз, какмыжылибезнихда, пускаются и садятся ракеты, горят соборы, а тут просто санаторий имени Ленина. Как говорил поэт - практически Волга, только нету рыб и пароходов. Наверное, если искать место для непыльного служения родине и своему чсв, то лучше и не найти.

Однако, и тут работа есть работа, конечно, но я скучаю по тем временам, когда мы таскались в прикрытии военной прокуратуры, а не бока пролеживали в теньке под елками. Лежу вот и думаю - нахрен, наверное, майоров этих, спишусь я с корабля и уеду в крымские горы лесником, как и хотела уже давно. Потому что другого способа себя применить я не вижу, не идти же в чоп, прастихоспади. А воспитательная работа задрала. Вчера вот даже позвонила по старым номерам, егерям ялтинского горно-лесного заповедника и еще в пару мест. Народ нужен, а как узнают, что действующая армия, так и вообще хотят. Давно уже, наверное, это надо было сделать, да все эти игры в подожжи майора, и прочие чувства долга не давали. А ведь хотела...

Лежу вот, а прямо в ушах свистят сосны уже и облака над Ялтой и море внизу, а я на маршруте на старой ялтинской дороге, иду к перевалу и смотрю, как гнездятся соколы. Кой хер я это все переносила? На этот раз точно пора. Конечно, я буду потом скучать по ребятам, по доброму начальству и вседозволенности, но это потом. Весна это же время перспектив, нэ? Как и всякая двойственная натура, я хочу знать ваше мнение, друзья. Вы за перемены или же нет? Спасибо!
klukva

Волчица и их благародия

Ну что, поворот оверштаг можно считать законченным, мэдам и месье. В госдуму пошло проектное воззвание убрать из армии обращение "товарисч" и вернуть обращение "господин" (ну или "госпожа" в данном случае). Мол, это вот обращение господин/жа это все от большого уважения, заслуженного, конечно, высокими чинами, безусловно, оно имеет место быть, иначе как же.

Резонно было бы заметить, что и денежных знаков надо б подкинуть, ну не может госпожа капитан жить на 45 косарей в месяц. Это товарисч может. А госпожа... это другое всё. Но речь об этом пока не идет. И опять же - это товарища лейтенанта нельзя наградить пинком, это же товарищ. А вот господина лейтенанта пощечиной отметить это милое дело, да-с. То есть в этой инициативе думского крючкотворца я ощущаю некий простор. Давно желанный. Я прям вижу себя - на два слова, господин лейтенант, прошу вас, пройдёмте за баню. И рраз, и ррраз его, в обе стороны, так и разэдак. Как блаародно это все, аж дух захватывает.

А потом введут целование ручке на утреннем построении. И золотые эполеты, а там недалеко и до ношения холодного оружия, хотя бы и наградного, в повседневной жизни.

Чудны, чудны дела твои, Господи, еще один виток на исходе. А вы еще спрашивали, проследует ли девятьсот пятый снова? Уже-с.
holo_cap

Волчица и честный ответ

Меня часто спрашивают, в том числе и украинские "друзья", неужто не милее был мне Крым, наполненный изрядным советским дестроем, свободным доступом куда угодно, заповедными уголками забесплатно, чем нынешний наполовину прилизанный, заново озаборенный и всюду обилеченый Крым? Положа руку на сердце, да, милее. Я обожаю свободу и проклинаю придурков, желающих сделать из Крыма второй турецкий олинклюзив с дешевыми борделями и караван-сараями на 300 лежаков. Для меня, меня Волчицы Крымской, Крым всегда был заповедником, музеем естественного происхождения, уникальной библиотекой, тома которой выписаны прямо на крымской земле, только читай. Протяни руку и открой.

Для меня, как для человека военного, Крымский полуостров это объект, стратегическое и оборонное значение которого трудно переоценить. Но знали бы вы, как это претит мне, существу, прожившему уже очень долго - ставить сошки новейшего пулемета на камни с юстинианскими символами. Все начинается сначала, ведь греки тоже высаживали на эту землю первыми не орфеев с гуслями, а вполне обученные и готовые зондеркоманды. Так что, наверное, сперва пулеметы, а уж потом все остальное... Хотя я, похоже, себя успокаиваю.

Да, я помню, как прекрасно было в песчаных бухтах завода-полигона торпедного оружия, как можно было часами лежать на воде мерных дорожек под полуобвалившейся крышей эллинга и смотреть на облака, а потом среди ржавых бонов на берегу в тени ужинать, тихо булькая портвейном. Сейчас там снова периметр, "егоза", и часовые, а крышу латают и самосвалы вывезли те боны на свалку. Теперь много где "егоза" из тех тропинок, которыми я хаживала при прошлом распиздяйском режиме за 10 гривен "только вот туда не сворачивайте". Многочисленные заборы и решетки толкают на мысль, что в очередную страницу крымской истории мы впишем банальные сводки боевого святого ордена, а уж дойдет ли время до света культуры и ее произведений после озаборивания - бог весть. Мне бы очень не хотелось, чтобы наше время предстало перед археологами будущности, как эпоха джутовых мешков и "егозы", это было бы стыдно-с. Когда я смотрю на развалины Чуфут-Кале, Мангупа или других крепостей, то вижу, что да, люди стремились к безопасности, но не забывали и о красоте. Сейчас, кажется, забыли.

Напрасно, наверное. Красота это тоже сила. Взять хоть меня. Да, от скромности я не умру, но тем не менее - эта земля сама собой должны вызывать в душе даже последнего барана отклик, тягу к прекрасному, к творению. Но творений нет. Значит, с душами чё-то не так у нас, да?
spy

Волчица и Подрыв Устоев

602

Сегодня у нас было утреннее совещание в ставке верховного главнокомандующего в амбаре номер три, что по центру находится. В центральном места маловато оказалось, потому что шеф собрал всех офицеров, включая прапорщиков обоих полов. Такого ранее я у нас не припомню и рука у меня уже тискала кобуру, тревожно потея. Но все оказалось прозаично - нам предстояла всего лишь новая борьба.

- Товарищи офицеры. И прапорщики. Сегодня у меня болит и голова, и попа, поэтому я буду краток и строг. Еп нашу мать, хорошо тем, кто сирота. Однако, это не про нас. У нас с вами есть мать - Родина и отец.... вернее, отцов у нас много, это весь наш аппарат МО РФ. Для краткости я буду называть их всех просто - аппарат, чтобы избегать утомительных перечислений чинов и степени геморроя. Итак, наш отец Аппарат. В мудрости своей наши с вами родители повелели нам отныне бороться... С чем бы вы, родину вашу мать еп, думали, а?

Мы молчали, потерянные перед мощью его слова.

- Молчите? Так я вам скажу. Мы будем бороться с матом, епт! Не с тем матом, что вы топчете в спортзале в половом бессилии перепрыгнуть через козла, а с матом, как таковым явлением в нашем с вами великом и могучем русском языке.  Уфф.... Мне трудно говорить это, мысли путаются... Но долбоёбы в нашем мудром аппарате, который нас всех сотворил и поставил на страже, епали мне мозги два часа сорок две минуты этой простой и глубокой темой. Я потел. Я трепетал. От одной сука мысли о том, что не смогу больше говрить на языке Державина и Достоевского, Белинского и Тургенева, Толстого и, блять, князя, еп его, Вяземского! Это уму не постижимо!  Я им так и сказал - вы пилите хуй сук ствол, на котором сидим мы все, от только что вышедшего из-под маминой юбки рядового, до главкома, вы хоть понимаете, долбить все некому, что творите? Вы хотите, чтобы я, седой и побитый молью боевой конь, вот так просто взял и выкинул в генетическую пропасть многовековую историю нашей, блядь, словестности, нашего самосознания и наших воинских традиций?

Шеф вытер лицо платком и отпил из алюминиевого чайника, стоящего рядом с ним на столе.

И эти бамбуковые пидарасы, я не боюсь этого слова, товарищи офицеры... да, и прапорщики, говорят мне хором - да, Петр Николаевич, да, дорогой вы наш, отныне и навсегда, еп... ой, простите, мат становится у нас под формальным запретом. Вам будут выпущены и выданы специальные методички, в которых описано словозамещение матерных выражений, рекомендуемое к применению. Методички... На дворе 21 век, Марс ждет освоения, а там уже должны были яблони цвести, но нет... у них на уме методички. Все пытаются наши с вами непутевые отцы перешибить плетью обуха, да вот хуюшки. Как? Как, я вас спрашиваю? Как я должен выражаться, когда к нам прибывает обмундирование по госзаказу из города Воронежа, а на нем, простите, пуговицы есть, а вот дырок под них неудосужились проконопатить? Двести комплектов недешевой зимней формы! Дырок нет. Я охуел, когда мне доложили. Я превратился в член Македонского Александра. Я должен был позвонить на фабрику и сказать ее директору: "Дружочек, что же вы это, а? Сплоховали малость, милейший, Очки для пуговиц на наших кафтанах позабыли-с? Ай-яй-йя, нехорошо это, нехорошо!" Уверяю вас, это привело бы меня в ближайшее психо-неврологическое свободное заведение. Поэтому я просто его вые----л, пока из ушей не потекло, насколько это возможно по связи, и дело пошло. Приедут и проконопатят.

У нас хотят отобрать наш любимый швейцарский ножик, которым можно резать, пилить и ковырять любого, независимо от его дошкольного образования и места в жизни. Хотят кастрировать наш с вами словарь под самый корень, так их и разэдак, на законодательном уровне. И я вам приказываю - кастрироваться. Самостоятельно и неудержимо. Ищите альтернативы, новые пути и подходы. А я... Я, пожалуй, останусь при своих, и буду по-прежнему етить-колотить вразумлять вас так, как научили меня при СССР в Академии генерального штаба. Мне уже поздно стайл менять, у меня уже въелось под ногти, но вы, молодые офицеры... и да, прапорщики тоже, у вас еще все впереди, вам еще все пути открыты. И я верю, что скоро, я может и не увижу этого, но мои дети и внуки, да, застанут нашу армию обновленной, безматерной и с дырками для пуговиц на нужных блядь местах!  Но завещаю вам - храните это искусство командирской речи, передавайте из уст в уста будущим командирам, и если только коварный враг измыслит напасть на рубежи нашей матери-Родины, смело обнажайте этот сверкающий клинок великого языка и пусть над полем боя взметнется пламенной фигурой речи все то, что накипело в нашей душе.

Аминь.


И мы, со слезами на глазах, зааплодировали ему стоя.

ПС: необходимое пояснение к картинке. На самом деле, отрытое в гугле фото явилось пророческим не только по виду, но и по его истории. Эта торпеда, на которую смотрят так недоверчиво морские пехотинцы, выкинулась на берег в Арубе в феврале 1942 года. Уже отстреляная, она вроде бы безопасна для Большого корабля, но вполне способна убить людей, которые начинают с ней бороться. Что и сделала данная торпеда в марте 1942 года, подорвавшись в неумелых руках четырех морпехов. Все наглушняк.
spy

Некий научный рэйлган эпохи Сёва - е16 (предпоследняя)

Сентябрь на Островах выдался жарким и душным, штиль делал жизнь в палатках невыносимой. Мухи свирепыми роями бились в москитные сетки, пальмы роняли широкие полотна листьев, убитые солнцем. Но больше всего головной боли майору Симбоси доставляли тридцать Мисак. Мисаки потребляли патроны, авиационное топливо и сосиски в огромных количествах. Мисаки галдели в столовой, в палатках, в мастерских, даже в штабном бараке неизвестно откуда слышался странный негромкий но настойчивый говорок Мисак. Мисаки презирали субординацию, и если бы сам император посетил бы Острова - Мисаки замучали бы своей болтовней и его. Командующий тихоокеанским театром, посещая эскадрилию "Токивадай" во время инспекторской поездки, заметил майору, что неплохо бы направить уже энергию Мисак в военное русло. Майор козырнула в ответ.

[Дальше много букв...]Все ведомые Микото получили очередные звания и за каждой из них закрепили по две тройки Мисак. Место Зеро постепенно занимали новые Райдены, приходили транспорты с боеприпасами, продовольствием и топливом. Тренировочные полеты и боевые вылеты следовали один за другим, превращая жизнь эскадрилии в своеобразную карусель неба, земли, смерти, жизни и пороховой гари - коктейль, который так сложно вымыть из волос после полета. Активность "Токивадай" привлекла внимание гайдзинской разведки и в район Островов пришла ударная группа американского флота - пара эсминцев и легкий крейсер. Крейсеру удалось уйти, воспользовавшись темнотой, а оба эсминца превратились в решето на отмели одного из Островов. Истребители Мисак шмелями кружили над ними, поливая меткими очередями. В боях и жаре сентябрь миновал и вместе с тучами и дождичком пожаловали "летающие крепости". Акселератор всегда вел одну из них. Мисаки вылетали на перехват и кровавая каша в небе обернулась первыми потерями. Из тридцати Мисак за первые недели налетов осталось 19. Аэродром представлял собой лунный пейзаж, аварийные команды едва успевали ровнять полосу и тушить пожары. Береговую батарею зениток похоронили, даже не раскапывая песок, из которого торчали закопченые стволы орудий и сломаные кости. Кровь и сакэ лились рекой, живые не успевали оплакивать погибших.

В нелетную погоду Мисаки, словно призраки, ходили по базе, бубня что-то и глядя под ноги. Дождь полоскал их бледные упрямые лица, которые они поднимали верх, вглядываясь в затянутое тучами небо. Просвета не было. Как не было просвета в жизни и других летчиц "Токивадая". Повзрослевшие, осунувшиеся Уихару и Сатэн-сан в окружении своих ведомых Мисак целые дни посвящали то тактикам боя, то печальным песням под кото. Пели Мисаки на удивление плохо, видимо, у них и вовсе не было музыкального слуха. Микото жалела своих сестер, они казались ей настоящими детьми войны, грубоватыми, прожорливыми, чумазыми, с постоянно ищущими чего-то глазами, с этим их полушепотом и отрешенностью, от которой ныли зубы. Самая Первая Мисака, ученица Микото, не отходила от нее ни на шаг, даже спать ухитрялась рядом, чем выбесила Куроко и они подрались. Мисака оказалась изощреннее в атаке и Куроко смогла вырубить ее лишь с помощью телепортации, да и то ненадолго. Мстительная Мисака исподтишка скинула занавеску в душе для офицеров и все желающие могли любоваться Сирай-сан, моющей голову. После этого случая Куроко замкнулась в себе и стала искать уединения. Но где можно укрыться на плоском, как блин, острове, площадью всего несколько десятков квадратных километров?

Но все когда-нибудь кончается, закончилась и плохая погода. И как только подсохла полоса, на аэродром прилетел курьер на двухмоторном "Оцу". Операция "Пепел" вот-вот должна была начаться, ставка сообщала, что Акселератор достиг пика своих возможностей и тянуть больше нельзя. 10 ноября состоялась последняя тренировка, стоившая жизни еще семи Мисакам и экипажам трех "крепостей". Оставшиеся двенадцать Мисак долго сидели в кружке, обнявшись, возле старта и молчали.

На следующее утро на аэродроме приземлилась трофейная "крепость", в ее бомбовом отсеке был закреплен подарок из Пенемюнде. Самолет затянули сетями до состояния плотного кокона, так что издали он напоминал обожженый солнцем холм, а немцы попадали спать в палатке. К обеду гидросамолет доставил на остров и экипаж - тощий, с кругами под воспаленными глазами, Акселератор, уже переодетый в форму японского летчика-майора, и хмурые японцы из отряда техобеспечения, волочащие баулы, кислородные баллоны и высотные комбинезоны. Микото жевала травинку, стоя в дверях офицерского барака, ее форменное кепи было надвинуто на самый нос. Другой рукой она теребила подвеску на ножнах вакидзаси, бронзовый лягушонок мягко позванивал. Процессия подошла к крыльцу и Акселератор шагнул на порог. Микото уперлась ногой в косяк и закрыла ему вход.

- Прочь с дороги, малявка... - Акселератор даже не поднял на нее глаза, но все же остановился, ссутулившись.
- Вежливость, хорошие манеры... Вы тоже канули в горниле этой войны... - задумчиво проговорила Мисака Микото и ее рука сжала рукоять вакидзаси.
- Кто бы говорил, малявка. Ты еще не видела меня грубым, и может быть...
Из глубины барака со свистом вылетел обитый дюралем гэта и с треском влепился в лоб Акселератору. Его фуражка полетела в пыль, а сам он зашипел от боли и досады.
- Проклятый детский сад, Император вас побери всех!
- Баа-а-ка-аа-а... - пропищала чиби-Мисака и кубарем слетела с койки. Путаясь в рукавах гимнастерки, она мухой пролетела через проход и боднула Акселератора в пупок. Тот устоял, схватил чиби Мисаку в охапку и размахнулся, чтобы выкинуть ее в сухую траву у стены барака.
- Акселератор-сан, поставьте ребенка на землю и входите уже - усталый, но твердый голос майора Симбоси, все расставил на свои места. Акселератор отпустил чиби-Мисаку, нагнулся за фуражкой и тут же вакидзаси Микото с тихим звоном покинул ножны, рассек воздух и замер в миллиметре от его шеи.
- Берегите голову, Акселератор.... сан. У нас очень низкие потолки. Особенно для тех, кто привык убивать... моих сестер..
Ладони Акселератора схлопнулись на клинке и вырвали его из рук чу-и, лезвие полетело на доски крыльца. Он подобрал фуражку, отряхнул ее и шагнул в комнату. Проходя мимо Мисаки Микото, он сказал сквозь зубы: "Надо будет, я и тебя убью, Малявка..."

Расстеленая карта Тихоокеанского театра была накрыта облаками папиросного дыма. Дышать было не чем, Акселератор поморщился, но промолчал. Симбоси взмахнула руками, разгоняя тучи, и отодвинула кувшинчик сакэ с пути армад американских бомбардировщиков.
-Так, так, так... Майор Аксель Фрост... Гайдзинские ВВС. Я представляла вас не таким кхм... юным.. - Сэи Симбоси коротко поклонилась и жестом пригласила эспера к столу.

Операция "Пепел" началась ранним утром следующего дня. Суть ее была проста - во время налета "крепостей" Мисаки в полную силу атакуют партию. За полчаса до налета Акселератор и его экипаж уходят на предельную высоту и в горячке боя вливаются в общий строй. Мисаки к тому времени уже израсходуют свой боезапас и отвернут на базу, так что Ему ничего не грозит. Ну а потом курс на Вашингтон и сброс подарка. Все просто.

Они взлетели и только Микото видела, какими взглядами Мисаки Мисаки проводили американский бомбардировщик. Когда он стал малозаметной точкой среди редких кучевых облаков, завыла сирена воздушной тревоги. Американцы, точные в этом деле, приближались, чтобы доравнять авиабазу "Токивадай". Последние три зенитных расчета обреченно крутили приводы наведения, понимая, что маскировочные сети не спасут от 250кг тротила и стали. Мисаки четко, как на параде, тройками заняли старт. Двенадцать "Шинденов" и четыре "Зеро" группы Мисаки Микото взлетели навстречу эскадре "крепостей", чтобы закончить эту войну.

Не успели они набрать высоту, как эскорт бомбардировщиков ринулся на них, давя сверху вниз, к океану, струями свинца. Во время очередной петли в фюзеляже "лягушенка" что-то загремело и на колени Бири-бири упал крошечный гэта, окованный металлом. Потом из-за бронеспинки выпросталась липкая от леденцов рука и схватила сандаль.
- Эй, старшАя, постарайся сделать так, чтобы нас не изрешетили, как кружевные трусы, иначе твои сестренки того, пиши - пропало. - комариным тоном пропищало в наушниках шлемофона Микото. Перед машиной лейтенанта плясал в прицеле вайлдкэт эскорта и ей было все до фени.
- Какого хрена ты тут делаешь, мелочь!? Покататься захотелось, тыквоголовая? - Мисака длинной очередью развалила американца надвое и круто рванула вверх, уходя от столкновения с его частями. За спинкой кресла заскребли металлом по металлу и звонко чихнули. У Микото кольнуло уши.

- Сама ты тыквоголовая! - пропищала чиби-Мисака немного обиженно. Нихрена не понимаешь в том, во что ввязалась, так будь признательна за любую помощь!
- Какая с тебя помощь, один геморрой и разбаланс машины, в повороте хвост таскает. Дура, чем ты думала?
- Летать уметь надо, а думала я головой. Без меня твои сестры и пяти минут не продержатся, а так вон, гляди, как шпилят янкесов! - гордо пропищала крошка Мисака.

Эскорт терял машину за машиной от слаженных контратак Сестер, их же потери составили только одну тройку. Мисаки Мисаки прорвались к строю "крепостей" и замолотили по ним, выписывая вензеля внутри сферы пулеметного огня бомбардировщиков. Бири-бири выделила в этом танце машины "Нулевой" и "Экибаны" - обе были живы и почти не пострадали. Отлично.
- Ладно, мелочь, а ты-то здесь при чем? - немного смягчилась Мисака Микото, направляя машину к малоприкрытому брюху ближайшей "крепости".
- А как ты думаешь?! Я то, что их связывает. Центр. Роутер сети Мисак. Ты что, не слышишь, что в эфире только американцы и три твоих бывших ведомых? Сестрам не нужна радиосвязь, они думают сразу в сеть. От того-то их атаки так хорошо организованны и вражеские стрелки всегда запаздывают с ответкой. И чем я ближе к ним, ко всей стае, тем выше скорость их реакции и меньше потерь информации при  передаче. Если ты думаешь, что сидеть в этой болтающейся жестянке для меня прикольно, ты еще тупее, чем кажешься. И пилотируешь ты скверно - рывки и ускорения, машину жалко..
- Себя пожалей, мышь на хвосте вола... - Мисака Микото крутанула двойную бочку и открыла огонь. Пушки рявкнули, раз, другой, третий, потом питатели замолотили вхолостую. Патроны кончились.
- Твою ж мать... - ехидно пропищала за спиной чиби-Мисака - теперь мы еще и без патронов, вот это я называю вселенская непруха...
- Заткнись, я тебя выпорю ножнами, если будешь ругаться...
- Если вернемся, я уж потерплю, так и быть, а пока... Аа--а-а-ааа, едрить-колотить! -  по фюзеляжу ударили пули и "Лягушонок" Мисаки Микото завибрировал.
- Куро, прикрой меня, я без патронов, Куро, как меня слышишь, прием, Куро! - Микото рыскала по курсу, сбивая атаку американца, но шесть пулеметов давали тому явное преимущество, пули свистели все ближе.Истребитель Куроко длинным виражом заходил в бок американцу, любопытная микроМисака щемила моську между спинкой сидения и бортом, чтобы увидеть небо и кусочек боя.
- Держись, сестрица, я сейчас! - Куроко ударила короткими очередями, вайлдкэт метнулся влево и тут же напоролся на очередь, пущенную одной из Мисак.  Все было кончено. Бомбардировщики, скинув груз, уходили обратно, в сторону Штатов. Машина Акселератора, чуть дымя вторым левым двигателем, летела в общем строю. Посылка отправлена. Микото положила машину на крыло, смотря на изувеченный аэродром. В хвосте мешком, не издав ни звука, перекатилась чибиМисака.
- Эй, мелюзга, ты там как, не напрудила под себя от избытка чувств? - Бири-Бири повернула зеркальце и глянула внутрь фюзеляжа. Левый рукав гимнастерки микроМисаки пропитался кровью, бледное личико в ссадинах и порезах осколков выглядело безумной маской.

- Черт, только не это! Эй, малявка, очнись, не отключайся! - Мисака Микото переключила станцию на канал авиабазы - Удон, Удон, это Онигири первая, Удон, как меня слышно, прием! Но земля молчала, словно там, среди дыма и воронок не осталось никого живого. Тогда, резко спикировав, Микото пролетела низко над разрушенной полосой, выискивая неповрежденный кусок для посадки. Сажать пришлось в степи, чуть в стороне от капониров ремонтной группы, полосу янки перекопали капитально. Шатаясь от усталости и адреналинового шока, Микото отодвинула сидение и вытащила чиби-Мисаку из тесноты шпангоутов фюзеляжа. Дышала она прерывисто, со свистом, сердце билось неуверенно. Болевой шок - определила Бири-Бири и бегом кинулась к палаткам хирургов. Им повезло, пострадал только склад с матрасами и простынями. Крошечную Мисаку положили на огромный по ее меркам операционный стол, как куклу, стукнув головой о металл. Задвинули ширму, зазвенели инструментами. Микото выставили за порог, сказав, что позовут, когда станет ясно, что да как.

Тем временем "Шиндены" Мисак тяжело садились в степи. Поврежденные машины вспарывали неутрамбованный грунт, поднимая облака пыли. Кто-то скапотировал, заклинив колесо случайным камнем. Уцелевшие аэродромные грузовики тащили истребители к капонирам. Приземлилось семь Мисак, из чумазые лица были непривычно улыбчивы и самодовольны. Мисаки потопали к столовой, лопоча между собой и размахивая руками. Последними сели "Нулевая" и "Экибана". Двигатель машины Уихару не выключился, молотя на малых оборотах, и Мисака Микото увидела, что фонарь кабины изнутри забрызган кровью. Техник Уихару вспрыгнул на крыло, рывком сдернул заклинивший фонарь и нагнувшись, вырубил магнето. Стало тихо. Уихару вытянули из кокпита и уложили на траву, ее комбинезон был залит кровью от живота до самых колен.
- Сердце остановилось, врача зовите! - сдавленно крикнул техник, прижимая пальцы к хрупкой шее Уихару, и Мисака побежала к ним. Крохотного разряда с ладони Микото хватило, чтобы сердце Уихару снова пошло и подбежавшие санитары, злые и грязные после налета, понесли ее в хиругию. Один из них обернулся к Микото и сказал - девочка, которую вы принесли, лейтенант, просила передать, что две сестры преследуют посылку. Вам это что-нибудь говорит?

Микото остолбенела.
spy

Отличный комбайн для поддержания мира. ARX-160

Оригинал взят у i_korotchenko в Штурмовая винтовка Beretta ARX-160


Компания Beretta показала на выставке MILIPOL 2013 штурмовую винтовку Beretta ARX-160 Coyote, созданную в рамках программы «Солдат будущего» (итал. Soldato Futuro). ARX-160 является элементом перспективного комплекса оснащения итальянского пехотинца, в который также входят электронно-оптический прицел и новый 40-мм подствольный гранатомет GLX 160. Прицельный комплекс имеет дневной, ночной и обычный оптический каналы, лазерный дальномер и баллистический компьютер для гранатомета.

Collapse )