Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

mi mi mi

Шарлотку солнца кушаю с бочка.

Это и есть самый-пресамый верхний-преверхний пост в моей норе жж-ешке.
Так что, вытирайте ноги, или лапы, или что там у кого есть тут, читая, что здесь написано.

Дисклаймер 1: все в этом блоге ИМХО, кроме перепостов. Перепосты на совести авторов, тут только  отражение сочетания их и моей совести.
Дисклаймер 2: хвост предъявить не могу. Иначе придется предъявить и все остальное, а это едва ли будет способствовать вашему психическому здоровью.
Дисклаймер 3:
Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.
DIXI.

О себе: по меркам людей мне лет 150-200, у нас, богинь, другие временные интервалы. Не комплексуйте.
В данном конкретном случае я обитаю в теле 32-летней самки человека, с офигенной попой фигурой, рыжей гривой длинных волос и умными серыми глазами.

Два высших образования и Google делают мой кругозор практически неисчерпаемым. Я могу аргументированно спорить на любые темы, но предпочитаю не давить интеллектом. Маскировка, а вы как хотели?

Как и у любой человеческой самки девушки, у меня есть привычки и слабости.
Вкратце вотъ:
Сл. №1 много-много хорошей вкусной еды. И да, я не толстею, волчий метаболизм не дает, думаю продавать патенты в будущем на него.
Сл. №2 много-много мягкого теплого сна. Это не обязательно, но желательно хотя бы раз в неделю.
Сл. №3 люблю готовить, пасти, кормить и угощать. Это без комментариев.

Прошу уважать эти маленькие слабости, раз уж вы тут.

А так, добро пожаловать. Но не говорите потом, что вас не предупреждали. Волчица порой выглядывает, и тогда.... )
Эй, куда же вы???
holo_look

Волчица, Питомцев и ананас

Раз уж я тут стала так редко появляться, так хоть повеселю вас, как я надеюсь, смешной историей из нашей жизни. Это случилось на второй год после того, как Питомцев покинул северную пальмиру с его расстреллями, тризинями и штукершнайдерами, и присоединился к нам в нашей унавоженной тихой гавани. Зимой он получил большой отпуск, проставился и утром надцатого января мы отвезли его на вокзал и уложили в наглаженной парадной форме на диванчик в купе "Стрелы". Капитан напоминал недоделанную мумию Тутанхамона - стогий и чинный (я подрисовала ему тушью брежневские брови и удивленные глаза на закрытых веках на прощание), при полном параде, но все еще дышит, от этого чувство недоделанности мумии и возникало. Капитан ехал навестить старенькую маму на Лебяжьей, что могло пойти не так...

Но все пошло под откос еще в Балагом. В соседнее купе (как тесен наш мир!) приземлился бывший однокашник Питомцева, назовем его Сева, к примеру, такой же капитан, неудачник и мизантоп, как и наш. Но у Севы были с собой коньяк и гармонь-тальянка, и он тоже ехал к маме. Нашу мумию разбудили гневные причитания проводницы и переборы гармони. Звеня медалями и эполетами, Питомцев восстал, не просыпаясь, и пошел на эти звуки а-ля рюсс, как на пеленги. Подсознание русского человека всегда знает - гармонь, значит, наши. Ругают, значит, надо помочь. Когда Питомцев открыл глаза, проводница перекрестилась и отступила на два шага. Свет ночника за ее головой образовал неяркий, но отчетливый нимб. Всеж я хорошо постаралась - вид Питомцева с нарисованными глазами не вызывал отторжения, скорее смех. Но в коридорчике купейного вагона - одновременно и безысходность. Питомцев упал на колени (как он сказал, состав качнуло на стрелках, но я-то знаю, штормило) и протянул руки к проводнице, снова закрыв глаза.
- Уж три ночи... три ночи... три ночи - со скрипом проговорил он, преодолевая сухость гортани - я ищу его лагерь! И спросить мне некого! Проведите! Проведите меня к нему...Я хочу видеть этого человека!
- Еще один... - с тоской сказала проводница. Когда грузили капитана, как торпеду, она спала в своей каюте, чтобы позже принять ночную вахту.
- Матушка, отведи...
- Офицеры пошли, елкин пень... как малые дети. Гальюн в той стороне!
На слово "Гальюн" из купе высунулся однокашник Питомцева. Угукнул. Закрыл створки. И через минуту вышел весь. И встал между проводницей и капитаном.
- Жорж, какой монплезир! Я вижу чудное мгновенье. Мадемуазель, я отведу этого мизерабль в гальюн, эксэз муа за беспокойство.
- К черту гальюн, мон шер!
Дети лейтенанта Шмидта обнялись в коридоре, как на картине Дега - резко очерченные светотени в черных мундирах,алмазики слез, за окнами - неизгладимый простор.
- Услышу хоть звук, выкину обоих, и не посмотрю на заслуги перед Родиной.- четко сказала проводница, вздохнула, и ушла в каюту. За ней остался тонкий аромат диора и недосказанности.
- Какая женщина! Мы жалки ей, мон ами, мы всем жалки нынче, пасынки нашей великой матушки-России...
- К черту жалость! Где мы...?
Питомцев встал с колен и прильнул лбом к холодному январскому окну - за окном пронеслась, как упавшая звезда, сороковаттная лампочка над переездом. Следом за звездой унеслась и трель звонка-оповещателя.
- Мы в России, дружище. И скоро Петроград.
Питомцев глубоко вздохнул и тушь на его лице потекла...

Утро застало капитанов уже в вагоне ресторане, где с них рыдали все - от начальника поезда, до посудомойки-студентки МгиМО. Прибывший наряд милиции тоже рыдал, а я-то думала, этих ничем не пробить. Раскачали этот клуб, да-с... Наконец, прибыли в Питер. Карета стала тыквой, а милиционеры перестали плакать и стали просто милиционерами. Питомцев, Сева и гармонь оказались в холодной негостеприимной комендатуре Московского вокзала. Дежурный помощник коменданта, скучавший всю ночь, совершил роковую ошибку.

- Играть-то хоть умеете, сироты казанские?

Когда он перестал плакать о своей загубленной молодости, капитанов отвезли на Лебяжью. К маме Питомцева.

Продолжение следует.
TGD01

Волчица и Потеря связи

Доброго денечка всем. Жаль, что с вами все меньше связи.
Я знаю, что тут в ленте есть минимум один фанат Дивова Олега, но и он молчит о том, что по "Закону Фронтира" снимают сериал, да.
Он уже в продакшене, первый сезон.

b62825c40245

Если кто-то смотрел, дайте знать, каково это? 
spy

Волчица и толика сожаления

1499943_800.jpg

Я хочу извиниться перед теми, кого не поздравила лично с днем рождения. Закончились 48 дней полевых учебных мероприятий и все еще трудно писать попадая на кнопочки из-за перегрузки руки дрожат. Поздравляю всех вас сейчас, с опозданием, я помню вас всех, чувствую даже тех, кто ушел, и люблю, и молюсь за вас! Пусть еще много много счастливых лет для вас светит это солнце, пусть как можно дольше вам светят ваши любимые. Пусть сбываются ваши мечты и рождаются новые, красивее и невероятнее. Пусть не смотря ни на что, продолжается ваш круг жизни. И пусть если уж ему суждено будет прерваться, это будет не напрасно. Кампай! А сейчас прослушайте маленький концерт силами экипажа!. А сейчас я перепишу для вас с сигаретной пачки новый стиш, как раз о круге жизни, мечтах и прочем! Обнимаю каждого.


Полыни сухие стебли,
карниз еще теплой крыши.
Револьвер системы Уэбли
Теплым дулом граненым дышит.
Креозотовая отдушка и
Канатов марсельских стоны,
Козырек поднимает мушка
И луна задевает боны.

Часовые подходят к лееру,
Волны бьются о парапет...
Будет все, и “Учебка Малеева”,
Через семьдесят бурных лет,
И разбитые камни форта,
И подлодки внутри горы,
Будут рваться сухие аорты,
Будут рваться от слез миры.

И в решительной круговерти
Ты все это переживешь.
И в разбитую “бочку смерти”
Будет литься февральский дождь.
Будут литься в хрусталь мускаты
На сукнах мировых столов…
Будут громом греметь раскаты
С севастопольских крейсеров.

Это будет. Все эти земли
Нашей крови напьются всласть.
Револьвером системы Уэбли
Мы свою установим власть.
Чтобы грелись на парапете
Эти чайки на склоне дня.
Чтобы было на этом свете
Это место, что ждет меня.
spy

Волчица и парад ВМФ

Даже не зовите меня, если ваш парад ВМФ не похож на это! Ну а если честно - меня утомила череда ковидов, парадов, выходов, заходов и прочий шлак дней. Не то, чтоб я бесилась от того, что мы не вылезаем из ебеней, пока другие ходят в белых кителях и пьют из высоких бокалов ледяное блан-де-блан брют, нет, просто усталость металла, наверное. Да и жалко проебаное лето, их не так много осталось. Посмотрим, проебется ли так же и осень. Что нового у вас? Не вижу радостных летних пейзажей в ленте. Мррч!

open fire

Волчица и проблемы больших кораблей



Я на палубе большого корабля. Настолько большого, что три балла адриатического моря он не замечает. Ласковое солнце гуляет по спинам матросов, суетящихся на палубе, по лаковым козырькам офицерских фуражек, искрится на витом золотом шнуре боцманской дудки, на латунных пробках в стволах орудийных башен. Всем хватает солнца, чудесный день. Ветер подсказывает мне, что мы идем вперед 2/3, восток-юго-восток. Подняв левую бровь, я роняю на грудь пенсне и забираю с подноса вестового чашку сурового ройбуша с сотовым медом. На вантах чистит перья гигантская чайка, может, даже это альбатрос. Запах морской соли, меда и ройбуша навевает воспоминания о Калькутте, ее голубых водах и прекрасных девушках. Альбатрос смотрит на меня в упор, разевает клюв и голосом Питомцева истошно орет - Таня, проснись, матьперемать, у нас грунтовые воды пошли на четвертом горизонте. Спросоня я интересуюсь, у кого у нас в отошли воды? И сажусь на постели под короткие взрыкивания вурр-вуррр-вурр колоколов громкого боя. Надо мной стоит капитан дежурной смены Питомцев и трясет меня за плечо, как пеликан скумбрию.

А вы говорите - Адриатика, пенсне, ройбуш...
solar wings

Волчица и медвежий прикол

Я путешествую на остров Скай, что в шотландской юрисдикции. Я не спешу. На палубе солнечные блики и в них снуют воробьи, мельтеша и выкрикивая матерное. Палуба плавно кренится, воротник бушлата накрывает мне лицо мягкой теплой ладонью, глаза устало зажмурены. Я слушаю, как в расчалках антенн свистит ветер и велю убрать верхние паруса, хода и так достаточно. В моей руке обычный граненый стакан, на одну треть наполненный виски талискер дарк шторм. Никакой воды, никакого льда, никакой закуски. Мы одни, я и дарк шторм. Это хорошо, потому что этот виски требует интима и сугубого тет-а-тет. Никаких медиаторов.

Я отпиваю крохотный глоток, пол-чайной ложки, не более. Не ради вкуса, а ради запаха смоленой палубы, старых шпал и талевой смазки. Как Пауль Муад-Диб пробует меланжевый ликер перед тем,как отрубиться на пару недель в уютной пещерке, чтобы повтыкать в пути будущего. В этом напитке тоже скрыты пути. Он как карта - показывает рельеф, климат, города... Когда носоглотка насытится парами виски, я проглатываю эту каплю, следя, как она опускается все ниже и ниже в глубины меня, как осветительная ракета, падает в заснеженные траншеи переднего края. Плохо конечно, что такая важная миссия доверена алкоголю, но что поделаешь — нет иного светоча в наличии, только этот вот напиток. Да будет так.

Я вращаю стакан, чтобы аромат согревающегося виски стал ощутимее, вдыхаю его, зажимаю нос и отпиваю добрый глоток. Ничего, кроме янтарного тепла, чуть резкого, немного ершистого. Глотаю медленно, открываю глаза и нос. Следует немедленный взрыв всех чувств — солнце в глаза, аромат в носовые пазухи и вкус во рту. Так раскрывается дарк шторм и альтернативы ему нет, недаром остров Скай так манителен. И прекрасен.

Все портят колокола громкого боя. Тревога среди бела дня, дери ее пёс. В дверях рубки застыл вестовой — человек за бортом после погрузки на третьем уровне пропал человек. Никогда такого не было и вот опять, хотя последний случай был довольно давно. Я собираю аварийную партию, две тройки стариков и я сама, а что делать... я это уже проходила. К тому же хвост даёт направление)). Я иду впереди, распространяя аромат старых шпал и креозота, аромат палубы.

Как же прекрасен остров Скай в зимнюю пору. Не то что наше Подмосковье, куда там...
U-Holo

Волчица и историческая правда

YgT3

"...Тысячи украинцев воевали на всех без исключения фронтах Второй мировой войны. В небе Британии, песках северной Африки, на пляжах Нормандии, на островах Тихого океана..." (С)
solar wings

Волчица и немного тепла

Тают льды и становится
больше свободы.
Дни длиннеют, как память,
своей укрывая полой.
И у пирса, очнувшись,
тревожно гудят пароходы
И снег, как вуалью,
покрыт налетевшей золой.

И сменится ветер,
толкая шугу из залива
И стук кабестана,
как сердца замерзшего стук.
И мечется эхо морзянки -
мы живы... мы живы!
И "шапки" на мачтах,
и стрелка закончила круг.

Уже по утрам вместо инея
слезы на стеклах,
И птицы у песен меняют
мотив и размер,
И вся мишура перед небом
весенним поблекла...
И хочется жить, а не множить
число полумер.

Теперь будет внове и солнце,
и вешние воды,
И новые курсы приводят
в другие порты.
Весна это новое счастье
И чудо природы,
Весна это выход. Весна - это вход.
Это ты.

Ты точно она, ты предвестница
новых походов.
Ты - белые ночи, какие
не ведают сна.
И белой фатою ложатся
на пирсы дымы пароходов.
И в двери звонят. Ты пришла, наконец.
Ты - весна.


20.03.18
open fire

Волчица и безалкогольная свадьба



Хочу пару слов сказать для тех ушей, что стоят на фото в тристаграммах с плакатиками я встречаю новый год трезвым. О, какие же вы молодцы, браво! То, что вы потом в слюни надираетесь в клубешниках до синей блевотины, это уже не в счет, поверьте! Главное, писнуть тему посимволичнее. И тут работа проделана, да.

Новый год я встречала серединка на половинку, в родных стенах. Хотя эти стены уже раз пять переезжали, но тем не менее, румынская "стенка" осталась та же, да и шторы на окнах тож. С родителями я пить не умею. Не стесняюсь, не боюсь, а просто... Чувствую себя на алярме - а ну, как чего, а я тут не в себе. Всеж люди они уже не молодые, и чем я старше, тем ощутимее становится чувство передовой. Сегодня они, завтра я. Как-то так. А вообще было весело, читали стихи мои, я рассказывала байки, я хороший рассказчик. В общем, время пролетело незаметно, и опять вокзал, и все на новый виток. Новая надежда разорвать этот круг, как калиброванное кольцо на чеке катапультного кресла.

Все новогодние ночи я летала. Сны, один утомительнее другого, то ли от французского коньяка "Месть Наполеона", то ли от избытка телевизора, не знаю. Но факт есть факт. И такая белиберда, что хоть комиксы рисуй, у меня наверное не сны, а учебные диафильмы. Вот я играю в го (никогда не играла) в молитвенном зале синтВоистского храма с адмиралом Хейхатиро Того. Раза три я его сделала, после чего мы пошли по ночному Сасебо в квартал красных фонарей. А что, говорит адмирал, ты хоть и девка, зато в го играешь, как мужик, чо, посидим, побухаем, я угощаю. Деваться некуда, пошли. Я, как была, в церемониальных одеждах, адмирал в мундире, с фонарем на палочках такие идем. Не видно ни зги. Пришли мы вместо шалмана на аэродром, а там стоят готовые к вылету торпедоносцы, до появления которых еще лет пятьдесят. Стройными рядами. И Того такой говорит - айда, слетаем на боевой, охота размяться перед тем, как предаться пороку. А морда хитрая такая. Принесли парашюты. Сели мы в соседние машины, завели, осветили нам старт. Дали отмашку. Я на автомате взлетаю. Закрылки, газ, шаг винта, шасси, дроссель. Уфф, ну и корыто... А этот лысый черт не полетел, меня сплавил, короче, а сам не полетел, сука! Ну, думаю, счас развернусь и болванку эту уроню ему на черепушку. Куда там - управление заклинило и на прицеле трепыхается записочка - в храме Ясукуни играть в го непростительная дерзость. До скорой встречи. Ну разве не пидор?

Выловили меня уже за Цусимой, на рассвете, я была зла, как сто чертей, только что искры не летели с хвоста. Команда эсминца от меня бегала на другой борт и закрывала уши - таких ругательств они и не слышали. Да еще и от работника храма. Дотащились до Сасебо, я бегом в штаб флота. Сука, Того вышел в море к Порт-Артуру три часа назад. У меня забрало упало. Щелк хвостом и я снова на том же аэродроме в пригороде. Те же готовые к вылету машины, что и ночью. Те же тысячефунтовые торпеды. Посрывала красные ленты со струбцинами с ближайшего торпедоносца, выбила стояночные колодки и повисла на лопасти винта. Крутанула. А оно хоть бы хны. Я еще раз. Даже не чихнуло. Раз пять, наверное, прыгнула, пока не догадалась в кабину слазить и включить зажигание. Уже народ собрался, все ржут, как ненормальные и пальцами показывают. Завела-таки. Взлетела поперек полосы, распугала этих макак кхерам. Но ржание не прекратилось. Я оборачиваюсь и вижу, что заднее место стрелка забито малышней с леденцами и печеньками, все липнут к плексигласу, орут, давятся в первые ряды. Человек пятнадцать. Лопочут, толкаются, все хотят видеть чо куда.

Им обещали экскурсию, а они спрятались от учителя тут. Аххахахаа. Бля. Очень смешно. Я собиралась утопить Того на его Микасе, засадив ему торпеду в районе первой трубы, а тут эта толпа. И все на меня смотрят. А мы уже на полторы тыщи поднялись. Короче, два часа я катала этот детский сад над островами, устраивала горки, петли нестерова и перевороты. Сопровождала пригородный паровозик на бреющем. Сбросла торпеду в рисовые поля и мы смотрели, как она скакала по этим болотистым низинам, пока не лопнула у поселка радужным фейерверком. Вернулись мы в Сасебо уже заполдень. Оттирая с себя слюни и вытряхивая крошки от печенья из складок хаори, я встала на крыло самолета. У стойки шасси стоял Того с букетиком свежих хризантем. Прошу простить, это была моя обязанность - школьники пришли на экскурсию на корабли эскадры, а я, чтобы откосить и не мыть после них палубы, велел сняться с якоря. Непростительная дерзость! Прошу простить.Ну разве не пидор, а?

Устала я так, что irl проспала и обед. Говорят, что сон это старая память...