Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

mi mi mi

Шарлотку солнца кушаю с бочка.

Это и есть самый-пресамый верхний-преверхний пост в моей норе жж-ешке.
Так что, вытирайте ноги, или лапы, или что там у кого есть тут, читая, что здесь написано.

Дисклаймер 1: все в этом блоге ИМХО, кроме перепостов. Перепосты на совести авторов, тут только  отражение сочетания их и моей совести.
Дисклаймер 2: хвост предъявить не могу. Иначе придется предъявить и все остальное, а это едва ли будет способствовать вашему психическому здоровью.
Дисклаймер 3:
Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.
DIXI.

О себе: по меркам людей мне лет 150-200, у нас, богинь, другие временные интервалы. Не комплексуйте.
В данном конкретном случае я обитаю в теле 32-летней самки человека, с офигенной попой фигурой, рыжей гривой длинных волос и умными серыми глазами.

Два высших образования и Google делают мой кругозор практически неисчерпаемым. Я могу аргументированно спорить на любые темы, но предпочитаю не давить интеллектом. Маскировка, а вы как хотели?

Как и у любой человеческой самки девушки, у меня есть привычки и слабости.
Вкратце вотъ:
Сл. №1 много-много хорошей вкусной еды. И да, я не толстею, волчий метаболизм не дает, думаю продавать патенты в будущем на него.
Сл. №2 много-много мягкого теплого сна. Это не обязательно, но желательно хотя бы раз в неделю.
Сл. №3 люблю готовить, пасти, кормить и угощать. Это без комментариев.

Прошу уважать эти маленькие слабости, раз уж вы тут.

А так, добро пожаловать. Но не говорите потом, что вас не предупреждали. Волчица порой выглядывает, и тогда.... )
Эй, куда же вы???
balalaika

Волчица и день мечты



Да-да, сегодня же день космонавтики. Для меня этот день всегда будет днем мечты, хотя эти мечты уже очень и очень далеко. Или еще, тут как посмотреть, конечно. Ракетодром Мирза-Чарле, теория фотонного привода, что такое бегемот... Все это когда-нибудь, наверное, будет. Но пока нам остается Planetes, теплый плед, и очень похожая на меня в детстве Танабэ Аи из одноименной манги. Такая же несуразная, но прямая, как рельс.

К слову, Planetes очень хорошо вскрыл проблемы пространства, которые нам еще предстоит только узнать. Я под настроение смотрю этот сериал и не надоедает. Сегодня тоже гляну. Несмотря на местами оверпафос, это очень человечный сериал.
holo_cap

Волчица и Ночной коньяк

Из цикла "17 мгновений весны"

Денек закончился, упал и зашипел,
Как из вишневой трубки уголек.
Я сдвинула на край остатки дел,
И кот, как пресс-папье, на них прилег.

Как на закате смотрится коньяк!
Как Генеральских пляжей полотно.
Как золотом ложится верный стяг
На лица тех, кто с нами заодно.

И есть, и был, и будет, дайте срок!
Не запирайте в камень траурных оград
Моих компасов юг-юго-восток,
Прокладки курсов на созвездие Плеяд.

Не запирайте же, я все еще дышу,
Не подносите зеркало к губам...
Я вас люблю, но все еще спешу
К согретым солнцем южным берегам.

О, как же пьется эта древняя смола,
Слегка приправленная вяленым закатом,
И дымом пороха из моего ствола…
Вы, если что, простите мне, ребята

Простите то, что каждый одинок,
И что разжав ладони у бушприта,
Как из вишневой трубки уголек,
Я выскользну из физики орбиты.
jungle.holo

Волчица. Из тупика.

train_stars_artwork-26959

Затянут потуже пояс
И сразу после шести
Отправится мой бронепоезд
С прикола на пятом пути.

Как длинную боль и занозу
Из сердца всех городов
Нас вытащит бег паровоза
На стыки времен и ветров.

На стыки орбит и созвездий,
Что грезились наяву.
Мы в поле будем полезнее,
Чем в душном вокзальном хлеву.

Чем в кислой тоске буфетов,
В казарменной скуке нар.
Мы лучше уйдем с рассветом
Седой выпуская пар.

И скорость вбирая жадно
Стальным миллионом пор.
Набросьте шинель, прохладно...
Зато впереди простор.

И гнутся стеной ковыли,
И новый встает восход,
И угольной черной пыли
Нам хватит от всех невзгод.

Всего Гленморанж Ласанты
Нам хватит залить печаль.
И звякают аксельбанты
О чешский седой хрусталь.

На стыках времен и созвездий
На стыках орбит и ветров.
Мы в поле будем полезней,
Чем в сердце всех городов.
spy

Волчица и Азов



У ног моих, волне волною вторя,
Целуя камень древних крепостей,
Лежат столетья радостей и горя,
Храня в себе все отзвуки вестей,

Еще до Рима вышедшие в море
Обломками средь спутанных снастей,
У ног моих, волне волною вторя,
Целуют камень древних крепостей
.

Бухты караларского заповедника, в которых я ночую, открываются прямо в космос. Кажется, что спишь на стартовом столе космодрома, так притягивает тут к себе млечный путь на черной кальке сентябрьской ночи. Днем же, обходя обломки каменных стен, я чувствую, как ветер времени дует в другую сторону.
hw

Волчица о том, для чего мы тут

Весеннее небо зовет и манит.
И друзья так легко улетают в космос.
Растворяясь в предутреннем зыбком тумане,
Как искры с последней моей папиросы.

Разбежавшись по старой, побитой бетонке,
Так легко уходя без надрыва и крена,
Вскрывая собою, как ножиком тонким,
Пространства уставшую дряблую вену.

Я знаю, там будет красиво и трудно,
И звезды, и холод, и солнечный ветер.
А я остаюсь в этих скомканных буднях,
На этом сто раз пересмотренном свете.

На этой кассете, на фото из рамки,
на скошенных летом полуночных травах,
И капелькой крови из крошечной ранки,
И в школьном альбоме, четвертою
справа.

Я знаю, зачем это делают с нами,
Я знаю уверенно, наверняка.
Для этого здесь и находятся ками.
Мы - лампочки в этих больших маяках.

Мы компас, мы совесть, мы память, мы эхо.
Мы ждем всех идущих по этим дорогам.
Мы штурманы этого дикого века,
Весь мир приводящие к точным итогам.

И я остаюсь. Кто-то должен остаться,
Когда даже сталь превращается в прах.
Мы - истины между унылых абстракций,
Мы - лампочки в этих больших маяках.


Москва - Монино, 21.03.17
spy

Волчица и Пропущенный день

Дым пожаров, лишаи проталин.
Сходит снег, и сходит тишина
Мы забыли, кто такой Гагарин,
Предаваясь пляскам до темна.

Мы забыли Юрино "Поехали!"
И знакомый взмах его руки.
Мы летаем только между стерхами,
Бедные, больные дураки.

Мы летаем лестничными маршами,
Разбивая лбами витражи.
На свиданья с Дунями и Машами
Мы летим над пропастью во ржи.

Мы шаги его забыли твердые
За забором пафосных рутин.
Мы пустые, слабые, не гордые,
И идем за водкой в магазин.

Мы ушли из мира и из космоса,
Мы ушли из млечного пути
Мы достали "борциги" и "бофорсы".
Это проще нам, как ни крути.

Март, девятое, я в ленте, удрученная.
Украина, шлюхи и Немцов...
Мы с тобою слишком обреченные
В череде мгновений-пиздецов.

Ваня Жилин правильно советовал.
Главное, конечно, на Земле...
Рано нам гоняться за кометами,
Нам бы ноги сохранить в тепле.

Нам бы Богу перестать молиться,
Нам бы сделать что-нибудь самим,
Наша кровь - окопная водица, 
Серая, как смазка "Циатим"

Наше время все пустило по миру
И "Восток" ржавеет на столе...
Пока крови не добавим колеру,
Будем думать, сидя на земле.

Будем со штыков сдирать окалину,
Будем пить из каски теплый спирт...
А на марку с Юрием Гагариным
Время ставит штемпель "Позабыт".

(11.03.15, из цикла "17 мгновений Весны")
mi mi mi

Волчица и Дочь космонавта

7910
Поскольку нынче праздники, я не дергаю дежурного водителя и езжу на дежурство на электричке либо же ночую на базе, если лень перемещаться. Как правило, в такие дни перемещаться лень, но вот сегодня пришлось. Еду по кольцу на вокзал, вагон пустой, ханыга какой-то и девушка в заячьем малахае. Серьезные наушники, студийные шенхайзер, делают ее похожей на оператора наведения пускового комплекса пво. Стройная, почти худая, в смешных сапожках с оленями. Но не это меня тронуло. Двери закрылись, поезд вышел на перегон и я поняла, что она поет, подпевает тому, кто в наушниках.

Сперва еле слышно, под нос себе, потом, поддавшись мелодии, она поет все громче и тут я разобрала слова песни.

Опустела... без тебя... Земля! Как мне несколько... часов... прожить...? Так же падает в садах... листва... и куда-то все спешат... такси. Только пусто на Земле... одной без тебя... а ты, ты летишь... и тебе дарят звезды... свою нежность.

Годос у нее был сильно высокий, не то, что у Майи Кристалинской, но было видно, что песня ей искренне нравится, как сейчас говорят - цепляет. Она подняла лицо вверх, в бездушный свет галогенок вагона, закрыла глаза и стала удивительно, тонко красива. В голосе ее зазвучала сквозь юношеский фальцет и грохот стрелок неподдельная живая тоска и я еле удержалась, чтобы не подвыть ей по-свойски.

Она обернулась, увидела, что я смотрю на нее и губы мои двигаются в такт с ее губами. Она приглашающе взмахнула рукой и скинула наушники с головы на шею. Ханыга вздрогнул,когда мы грянули хором про Экзюпери и дальше. Жаль, что мне пришлост выходить.